Виталий Лысцов: Я переживал за «Локомотив», даже когда не был в команде

Виталий Лысцов: Я переживал за «Локомотив», даже когда не был в команде

Виталий Лысцов в рамках рубрики LokoLeaks рассказал нам, как его изменила Португалия, почему 25-летних футболистов нельзя называть молодыми, о чем его просил Олег Пашинин и кто сейчас лучший защитник мира.

 

- В 2014 году ты уехал в Португалию. Что изменилось в России за эти годы?

- Я уезжал совсем юным игроком, а сейчас вернулся сформировавшимся футболистом, чтобы бороться за место в составе. Команда поменялась, но в плане инфраструктуры – все родное и знакомое. Чувствовал себя так, как будто никуда не уезжал, а пять лет в Португалии – это какой-то сон, пусть и приятный.

- Что ты ждал от переезда в Португалию?

- Я уезжал в Португалию, не зная, что меня ждет. Ехал, чтобы узнать европейский футбол, и понимал, что будет сложно без языка. Но на футбольном поле все говорят на одном языке, и мне хотелось себя проверить. Не думал, что мне так понравится играть в Европе. А когда заговорил на португальском, когда начал общаться с ребятами, мне нравилось там все больше и больше. С футбольной точки зрения меня сразу все устраивало, а потом все наладилось и в жизненном плане. Европейский опыт пошел на пользу.

- Что именно тебе дала Португалия?

- Там я переходил во взрослый футбол. В «Локомотиве» меня начали подтягивать к основе, но я прекрасно понимал, что это аванс.

- Почему в Европе молодые игроки раскрываются уже в 17-18 лет, а в России считаются перспективными и в 25?

- Я не считаю себя молодым игроком. 25 лет – тот возраст, когда нужно играть и заявлять о себе. Я видел в Португалии много молодых ребят, которые приходили в первую команду и играли так же, как в команде Б – подсказывали, навязывали свою игру, показывали характер и наглость. Если что-то не получалось, пробовали еще раз. Они уважали всех в команде, но не смотрели на статус. Это европейское воспитание и другой подход. С ними тренируются Луизао, Жардел, Жонас, Жулио Сезар, но молодые не думали, что это звезды, на которых они равнялись в детстве, можно ли против них играть жестко, а сразу проявляли свои лучшие качества. В России же немного по-другому. Молодые стесняются, а человек должен раскрываться и понимать, что у него есть слово в команде. Молодые думают: «Не буду брать игру на себя, потому что мне «напихают». С этим нужно справляться.

- Это идет из детства?

- Думаю, да. У меня брат тренер. Он просил посмотреть, как строится тренировочный процесс в Португалии. Там акцент делают на развитии индивидуальных качеств. Допустим, если на фланге быстрый игрок, который может убежать и обвести, то тренер после потери будет требовать, чтобы он включился в отбор, но не запретит ему идти в обводку.

- Про эту проблему говорят уже много лет. В Европе идут в обводку, у нас играют через пас.

- Не скажу, что в России запрещают обводить. Но если ты пришел в первую команду и допустил ошибку, то присядешь на лавку, либо тренер перестанет видеть в тебе перспективу. Молодые игроки приходят в команду с этими мыслями и думают, что лучше сыграть в два касания, а не брать игру на себя, что лучше не рисковать.

- Но сейчас у нас Никита Иосифов не признает авторитетов, от Мухина половина команды в синяках.

- Тренер это видит, поэтому они и получают больше игровой практики. Мухин хорошо проводит матчи на сборах, Иосифов обводит по два-три человека. Может быть, где-то переигрывает, но с опытом он будет чувствовать грань, где лучше обвести и полезть самому, а где отдать голевую. Главное, он не стесняется обводить. 

- Ты можешь назвать себя окончательно сформировавшимся футболистом?

- Я не считаю себя молодым футболистом, но мне есть куда расти. Сейчас я мало играю. Когда проведу полноценный сезон и покажу, что я хороший защитник, тогда можно будет заикнуться про сформировавшегося футболиста.

- Во время тренировок ты очень много подсказываешь партнерам. Больше тебя подсказывает, наверное, только Чорлука. Это тоже из Европы?

- Не совсем. В России делают большой акцент на подсказках центральных защитников. Во время сборов подходил Олег Алексеевич Пашинин и просил: «Разговаривай на поле». Подсказки действительно помогают. Я убедился в этом во время одной из двусторонок. Например, где-то заигрывается Мухин, хочет успеть во все зоны и все подобрать. Подсказываешь ему занимать позицию ближе к защитникам, не терять позицию. Нас могут обрезать, но Макс оказывается в нужной зоне и останавливает атаку. Другое дело, когда ты играешь на 60-тысячном стадионе – там тебя просто не услышат. Тогда нужен опыт.

- Лоськов говорил, что в его время подсказывали намного больше, а сейчас все молчат, из-за этого много ошибок.

- Я согласен. Не знаю, как было раньше, но мы говорим недостаточно. В Европе не замечаешь, как много подсказывают. Но потом смотришь запись тренировки и понимаешь, какой гул стоит на поле.

- Ты говорил, что на поле не должно быть авторитетов. Но был момент, когда ты жестко сыграл против Антона Миранчука, остановился и извинился. Разве так должно быть?

- Я могу сыграть жестко и, если зацепил ногу, извинюсь, чтобы убедиться, что все в порядке. Но это не значит, что я не сыграю так снова.

- Многих поразило, как после матча с «Сочи» ты написал большой пост в инстаграме с извинениями, не будучи при этом игроком основы, хотя ответственность должны нести признанные лидеры.

- Я правильно воспитан, а тогда было многое на кону. Я на таких эмоциях вернулся в родной клуб, где еще не раскрылся. Мне хотелось победить и не допускать элементарных ошибок. Нужно было выговориться перед болельщиками – это наша большая семья. Решил извиниться через инстаграм перед командой, болельщиками, руководством. Мне это помогло – быстрее справился с поражением, чтобы идти дальше. Отдельное спасибо всем, кто поддержал.

- Но было и мнение, что надо доказывать делом, а не писать посты.

- С этим я тоже согласен. Иногда нужно меньше говорить и больше доказывать. Говорить можно много, а на следующей игре повторить те же ошибки. Но у меня мало практики, доказать делом не получается. Если бы играл в каждом матче, доказал бы и делом.

- Что делать с практикой?

- Я не тренер и сам себя в состав не поставлю. Но все зависит от меня. Я работаю над всеми качествами, чтобы добиться места в составе: режим, питание, позитивное общение с семьей, уделяю внимание индивидуальным тренировкам.

- Ты говорил, что приезжаешь за 40 минут до тренировки, чтобы заниматься индивидуально.

- Не каждый день, но стараюсь как можно чаще. Нужно разогреться, подготовить мышцы, что важно для рослого футболиста. Тем более я уже сталкивался с серьезными травмами. Уделяю внимание своему колену, потому что последствия травмы на всю жизнь.

- Тренер Лысцов поставил бы в стартовый состав защитника Лысцова, если есть Чорлука, Мурило и Пабло?

- Думаю, да. Но с кем в пару, озвучивать не буду, чтобы никто не обижался.

- Не поверю, что трансфер Пабло на твою позицию тебя не расстроил.

- Не расстроил. Я люблю конкуренцию. Чем она выше, тем лучше для меня. Даже если я буду играть не в «Локомотиве», она все равно пойдет на пользу. Я работаю еще больше, становлюсь более мотивированным. Главное, чтобы все было справедливо. Играет тот, кто сильнее.

- Сильные качества Виталия Лысцова?

- Я не люблю о себе говорить. Думаю, хороший пас низом и длинные передачи, верховая борьба. Не сказать, что я медленный для центрального защитника.

- Слабые качества?

- Нужно прибавить в концентрации. Даже близкие мне говорят: «Смотришь на тебя и кажется, что на поле ты думаешь о чем-то своем, когда мяч в другой зоне». Когда мяч в моей зоне, я включаюсь, но нужно быть в движении всегда, подсказывать партнерам. Наверное, также это выбор позиции.

- Тренировки с Чорлукой в этом плане помогают?

- У него в порядке не только концентрация. Он держится на уровне за счет головы, выбора позиции. Конечно, у него многому можно научиться, и я учусь. Причем не только сейчас. Я следил за ним, когда он еще перешел в «Локомотив». Можно сказать, что он был моим кумиром. Думаю, Чорлука был и остается самым сильным защитником в России.

- Кто нравится кроме Чорлуки в мировом футболе?

- Ван Дейк. Как он мыслит, ловит тайминг, играет один в один, ведет верховую борьбу, начинает атаки. Сейчас это номер один.

- Ты сказал о близких. К чьим советам ты прислушиваешься?

- Друзья и семья. Мой двоюродный и родной брат были футболистами, но при переходе на взрослый уровень их карьеры не сложились. Один из братьев работает тренером. Они вкладывают в меня немалую часть души. Всегда переживали и поддерживали. Их мнение важно.

- С кем в команде общаешься так же плотно, и кто может тебе дать совет на поле?

- С Антоном Миранчуком. Мы все теоретически подкованные, так что Антон понимает, где защитнику лучше сыграть более агрессивно, где успокоиться. Мне с ним легко, потому что я давно его знаю.

- Тебе не кажется, что сейчас вам особенно нужна взаимная помощь? Ты не футболист основы, а Антон может играть лучше.

- Антону не нужно копаться в себе. Мы сбавили как команда, но сейчас большой сбор, мы проведем месяц в Испании. Так что есть время, чтобы прибавить всей командой, а на этом фоне каждый прибавит индивидуально. Мне кажется, когда команда себя не проявляла, Антон начал брать на себя больше ответственности. Он хочет обязательно забить гол, всех обыграть, а из-за этого бывают ошибки. Скоро все нормализуется.

- Иногда кажется, что он чувствует себя одиноко на поле. Как будто ищет брата или Фернандеша – того, кто идеально понимает его игру.

- Иногда такое впечатление складывается. Когда я наблюдал за «Локомотивом» с Фернандешем и Лешей, картинка была другой.

- Видишь, что сейчас на сборах зарождается что-то новое?

- Я вижу, что ребята упорно трудятся. Что мы набираем форму не по дням, а по часам. Все хотят исправить ситуацию, а как все сложится, увидим в процессе.

- Как воспитанник «Локомотива» ты наверняка особенно тяжело переживаешь ситуацию с местом в таблице.

- Сто процентов. Я переживал за «Локомотив», даже когда не был в команде. И всегда буду переживать. Мы все хотим выигрывать и работаем на все сто.

- Зимний сбор «Локомотива» продлится месяц. В Португалии сейчас продолжается чемпионат. Что для тебя лучше?

- Мне лучше, когда отдыхаешь один раз в год летом, без зимней паузы.

- Но без нее ты бы не съездил на Занзибар.

- Съездил бы в другой раз.

- Почему выбрал именно Занзибар?

- Мы с женой, другом и его девушкой решили слетать. Бюджетный вариант. Слышал, что Занзибар называют Мальдивами для нищих (смеется). Отдых получился крутым: теплое море, хорошее солнце, замечательный пляж. Напоминает Доминикану. Может быть, сервис не такой топовый, но все прошло отлично.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Vitalii Lystsov (@lystsov_5)

- Ты рассказывал, что вы играли в футбол с племенем масаи.

- Да, они охраняют отель. Сказали нам: «На Занзибаре много русских, а мы никогда не играли с вами в футбол. Уверены, что мы вас победим». Газанули на нас, можно сказать (смеется). Мы собрали команду – я, друг, два парня – боксер и боец ММА. Играли прямо на пляже. Шансов у масаи не было. В общем, я перезагрузился и оставил весь негатив.

- Ты очень дружелюбный, все время улыбаешься и по настроению похож на Пабло, который всегда на позитиве, шутит и постоянно говорит о боге. Ощущение, что ты бразилец.

- Не только бразильцы бывают такими. Я и русских встречал – это большая часть моего окружения. Кстати, даже не знал, что Пабло говорит о боге.

- Он рассказывал, что просыпается и 30-40 минут тратит на молитву и медитацию.

- Вера в бога и мне помогает справляться со многими факторами в жизни. Это и есть моя жизнь – ходить в церковь, ездить в купель, молиться. Я становлюсь добрее, отбрасываю негатив. Смотрю на многие вещи с чистой совестью и разумом. Понимаю, что некоторые вещи, которые могут меня задеть, на самом деле ерунда.

- Кто привел тебя в храм?

- Мы с мамой часто ходили. Если едем на кладбище к бабушке, обязательно зайдем в храм, поставим свечки за всех.

- Ты говорил, что мама сопротивлялась твоей футбольной карьере.

- Она не думала, что все получится так серьезно. Она за то, чтобы я развивался. В нашем районе было много плохих дел, поэтому лучше заниматься спортом, чем лезть в плохую компанию. Но когда я плохо учился или плохо себя вел, она наказывала меня футболом, потому что знала, насколько мне это важно. Но когда поняла, что я уже занимаюсь профессионально и иду вверх по карьере, когда я уехал в Москву, то делала для меня все. Могла потратить половину зарплаты, чтобы купить бутсы и щитки, а бутсы на искусственном газоне иногда держались меньше месяца. Сейчас я осознаю, как много мама сделала, чтобы я играл в футбол.

- У вас был веселый выпуск в интернате.

- Помню, брали велосипеды и катались всю ночь по Москве. Утром приезжали в интернат, спали и вечером отвозили их обратно. Понятно, что делали это в выходной. Сейчас такого не хватает. Простые жизненные моменты заряжают меня. Если бы мы сейчас так же собрались и повторили, было бы здорово.

- Николич говорил, что в команде должны быть бандиты. Кто может взорвать обстановку?

- Марко хочет видеть в команде атмосферного человека, меньше спокойствия и тишины, чтобы глаза горели. В «Бенфике» не было такого, что все сидят и молчат. Всегда играла музыка, кто-то танцует, шутит. У нас тоже достаточно игроков, которые могут создать такую атмосферу. Я не такой – я очень спокойный. Потанцевать могу только в отпуске в своей компании.

- Какие у тебя задачи на вторую часть сезона?

- Задача одна – быть готовым. Помогать команде, отдаваться на сто процентов, сколько бы времени мне ни дал тренер. Не нужно обижаться. Сейчас мы либо всей командой пойдем вверх, либо начнем показывать свои обиды, и тогда ничего не получится. Нужно выйти со сборов в максимальной форме и подняться в турнирной таблице.

пресс-служба ФК «Локомотив»

02 Февраля 2021 22:00

Теги: основной состав лысцов виталий

последние Публикации