В битве с «Тиролем» за «Локо» переживала вся страна

В битве с «Тиролем» за «Локо» переживала вся страна

Он, конечно, удивительно обаятельный человек. Недаром именно многолетнего вратаря «Локомотива» в начале ХХI века назначили на пост технического (по сути – спортивного) директора – и клуб в Европе, знаю, уважали не только за спортивные результаты, но и благодаря его, Хасанби Биджиева, стараниями. Недаром друзья у него – по всему миру. И сегодня, 19 мая, с днём рождения Хасанби Эдуардовича наверняка традиционно поздравят и чемпион мира-2002 бразилец Роберто Карлос, и первый футболист-легионер в истории «Локо» американец Дэйл Малхолланд, и знаменитый голландский тренер Гус Хиддинк, и многие другие. Поздравили и мы, разумеется.

- Хасанби Эдуардович, до карьеры спортивного-технического директора, а затем и до тренерской мы ещё доберёмся. Сначала – про игровую. Вы ведь в качестве голкипера принимали участие во многих знаковых для «Локомотива» битвах: и в серии пенальти с «Динамо» в 1990-м, когда команда тогда ещё первой лиги добралась до финала Кубка СССР, и в противостоянии с турецким «Коджаелиспором» в 1997-м, когда «Локо» впервые вышел в еврокубковую весну. А самый памятный матч?

- Сложно выделить: наверное, и эти все игры, и дебют в высшей союзной лиге – за «Локомотив» против «Шахтёра» в Донецке в 1989 году, и сражения в победных стыках с «Ротором» в 90-м. Тогда в Волгограде мы смогли попрощаться с первым дивизионом – уже на 30 лет (юбилей в этом году!), а хочется надеяться, что вообще навсегда. Матчи получились по-настоящему кубковыми. В Москве выиграли – 3:1. Там «Ротору» надо было забивать минимум дважды.

И надо же такому случиться: уже на первой минуте Полстянов открывает счёт…Теперь – держаться практически всю игру! Даже не 90 минут, а больше – сколько арбитр (Вадим Жук из Минска) добавил, знает только он: тогда таблички с компенсированным временем не показывали. Давление – сумасшедшее, трибуны беснуются… Минут пять лишних точно сыграли. Помню, запасным и представителям штаба ещё можно было стоять за воротами, так я у начальника команды Шевченко интересовался: Виталий Викторыч, сколько там осталось? В конце уже Юрий Палыч (Сёмин – А.Л.) понёсся к судье, тот почёл за лучшее дать свисток. Ну а что после этого творилось – описать невозможно. Могу сказать лишь, что мы выбирались со стадиона всеми правдами и неправдами – уехать тогда из Волгограда нам было непросто.

- Как из Турции?

- Ну там тоже всегда матчи жаркие были, что и говорить. Когда уже я был техническим директором, играли с «Галатасараем» на знаменитом «Али Сами Йен». Да, том самом, где висел плакат: «Добро пожаловать в ад!» Нас тогда целый батальон охранял, по-моему, тем более – дело было сразу после теракта в Театральном центре на Дубровке, помните? Но – выиграли благодаря голам Димы Лоськова и Вадика Евсеева – 2:1. И потом впервые в истории попали в весеннюю часть Лиги чемпионов.

- А вообще первый выход «Локо» в евровесну случился в 1997-м как раз после матча в Турции – только с «Коджаелиспором», о чём мы практически только что вспоминали…

- Да, ту игру тоже не забыть, конечно. В Москве выиграли – 2:1. Там соответственно – пропускать вообще нельзя. Выходим – и я сразу заметил какую-то активность возле наших ворот. Потом уже в ходе игры после единоборства выскочила из-под травы какая-то бумажка около 11-метровой отметки: оказалось, это было заклинание местного шамана или кого-то в этом роде. Ну я и выбросил её за пределы поля. Так сразу же почти нападающий турецкого клуба упал на том самом месте, а судья показал: ничего не было. Кто знает, как пошло бы, если б заклинание это там осталось? Арбитр вообще отработал замечательно. И мне в концовке удалось спасти.

В итоге – 0:0. И «Локомотив» выходит в 1/4 финала Кубка кубков, где обыграет греческий АЕК. Представляете сейчас российский клуб в полуфинале еврокубка? А ведь тогда «Локо» удавалось добраться туда два года подряд! А с тем арбитром, его звали Фернан Меезе, мы потом встретились в Бельгии перед нашем матчем в Лиге чемпионов против «Брюгге». Заходит какой-то полицейский, видимо, большой начальник, гляжу: лицо знакомое. Спрашиваю: не судили, дескать, нас в Турции? Оказалось – это он, Меезе. Уважаемый человек в Бельгии.

Это вам не португалец Батишта, из-за которого мы во многом вылетели из Лиги чемпионов в 2004-м. В ответной игре с «Монако» (там тоже, кстати, 0:0 устраивали после домашних 2:1) сначала назначил в наши ворота пенальти, который хозяева не реализовали, затем удалил Лоськова ну и засчитал гол, когда их нападающий Адебайор лежал во вне игры перед Серёгой Овчинниковым. Этот эпизод, знаю, разбирали специально на судейских семинарах УЕФА – мне Мишель Вотро, знаменитый француз, рассказывал. Объясняли: такие голы нельзя засчитывать, если игрок находится по траектории движения мяча, никакого пассивного офсайда быть не может.

Босс (Овчинников – А.Л.) потом говорил, что судья этот то ли лично его невзлюбил, то ли Россию, то ли всё сразу. И вспоминал, что именно Батишта дал ему по большому счёту ни за что жёлтую карточку в 2003-м в стыковой игре сборной с Уэльсом – из-за чего пришлось пропустить ответный матч. Ну да португалец за своё самоуправство хоть немного, но пострадал: планировалось, что на домашнем Евро-2004 будет одной из основных фигур, но после того, как отсудил нас так в Монако, его наказали. Поставили только на групповой этап.

Сергей Овчинников в первом матче против «Монако»

«Юрий Палыч в конце игры показал: выходи на пенальти вместо Юркуса… И мы выиграли серию!»

- Ну про судей вообще долго можно говорить, но давайте лучше про пенальти. Опять-таки про упомянутую уже серию в 1990-м с «Динамо». Тогда ведь Сёмин удивил всех, поменяв голкипера специально для послематчевых 11-метровых…

- Да Юрий Палыч даже меня удивил тогда, когда в конце игры показал: выходи вместо Вацловаса Юркуса. По крайней мере – до игры сценарий такой мы не обсуждали. И после 0:0 мы выиграли ту серию!

- Чего было больше в том решении главного тренера? Вы лучше играли на пенальти, чем Юркус? Или это был чисто психологический ход – чтобы сбить соперника с толку?

- Да, наверное, всё это вкупе. Кстати, первым у «Динамо» бил тогда Игорь Скляров, которого я прекрасно знал: даже жили в ростовском СКА в одной комнате. Промахнулся. Возможно, его мой выход тоже смутил... Тот же самый номер, кстати, через почти что четверть века удался на чемпионате мира Луи ван Галу: на поле появился Тим Крул. И голландцы обыграли Коста-Рику. А вот в полуфинале почему-то оставил он в воротах Яспера Силлессена – и в финал вышла Аргентина. Странно: обычно то, что сработало, тренеры стараются не менять... Ну а Палыч этот трюк, если помните, провернул совсем недавно – когда на зимнем турнире в Катаре выпустил на серию 11-метровых Никиту Медведева. И тоже ведь выиграли – у «Спартака»!

- Вратари – известное дело, не такие, как все. По доброй воле редко кто в «рамку» приходит. Поэтому у всех голкиперов спрашиваю: что же привело в ворота вас?

- Можно сказать, что случай. Точнее, так: я встал в ворота ещё в пионерлагере.А когда пришёл в футбольную секцию – играл в нападении. И как-то мы остались без вратаря. А один мальчишка, с которым мы были в том самом лагере, закричал: «Так вот Хасан может голкипером играть!» Так и пошло… Тем более – с учителем в детстве мне повезло. Одним из моих тренеров в Нальчике стал Владимир Беляев, известный вратарь, который был даже дублёром Льва Ивановича Яшина. И уже в 17 лет я играл во второй лиге чемпионата СССР…

- Ого, серьёзно! А из какой вы семьи, расскажите: знаю, что род Биджиевых – весьма уважаемый. У вас даже есть фамильный сайт!

- Да, это княжеская фамилия у карачаевцев. Вы наверняка видели, что на сайте – множество известных её представителей. Например, участник Великой Отечественной войны, знаменитый лётчик Солтан-Хамид Биджиев, получивший посмертно звание Героя России, это родной дядя моего отца.

- Ростовский СКА, который был видной силой в советском футболе, вы уже упоминали. Как там оказались?

- Как и многие в то время: призвали в армию, служить определили по футбольной части. Состав тогда, в 85-м, в Ростове был – будь здоров: Александр Андрющенко, Александр Воробьёв, Сергей Андреев – в то или иное время игроки сборной СССР. Но – вылетели. Правда, если лично я в высшей лиге провёл только один матч, то в первом дивизионе играл уже постоянно. Федотов Владимир Григорьевич доверял мне – замечательный был тренер и человек порядочный. Уникальный. Доброжелательный, но требовательный.

- Потом был сезон в ЦСКА. И наконец – переход к Сёмину.

- Станислав Черчесов вернулся после сезона 1988 года в «Спартак». А оттуда в «Локомотив» перешёл Андрей Михалычев. Ну и меня пригласили. ЦСКА тогда в первом дивизионе был, а тут – высшая лига, кто же откажется? Вот с Михалычевым и конкурировали поначалу. Как отношения складывались? Да у меня со всеми вратарями всегда хорошо всё было, без конфликтов…И с Вацловасом Юркусом, который в ходе того чемпионата перешёл из «Жальгириса», и потом с Овчинниковым, с которым большую часть карьеры и провёл. Один хлеб же едим!

«Английский подтянул, когда к нам в СССР приехал легионер из США – Малхолланд»

- А ещё, слышал, сдружились тогда с первым легионером в истории «Локо», американцем Дэйлом Малхолландом…

- Да, поселили нас в одном номере в Баковке. Палыч сказал: «Ты же говоришь по-английски!». Ну как – что-то со школы и университета оставалось. А именно с ним язык и подтянул здорово. Ежедневная практика – великое дело! А Дэйл прекрасным человеком оказался, общаемся до сих пор: и переписываемся, и перезваниваемся. Он потом, когда приезжал, жил у меня и в Москве, и в Нальчике. По свету вообще он прилично помотался, был даже в Индонезии тренером – сейчас в Америке детей тренирует, насколько знаю.

- Сколько же языков всего знаете?

- Ну, когда стал селекцией в «Локомотиве» заниматься, освоил ещё и испанский. Часто ведь приходилось летать в Латинскую Америку. Наверное, это помогло потом в «Анжи», где я работал спортивным директором, а затем по предложению голландца Гуса Хиддинка – совмещал эти обязанности с обязанностями его помощника. Там сдружился с Роберто Карлосом. Да и с Это’О, и с другими легионерами… Конечно, сербский тоже более-менее освоил – в бывшей Югославии часто бывал. Например, когда договаривался о переходе Милана Обрадовича, а потом и Бранислава Ивановича.

- Насчёт Бано отдельно спрошу – сразу было видно, что большой игрок будет?

- Да, резко выделялся. Поэтому и не удивился не только тогда, когда он с ходу заиграл у нас, но и уже потом, когда в лондонском «Челси» превратился в одного из лучших защитников Европы. И как человек он мне сразу понравился: простой, открытый, добрый…

- По самым памятным матчам за «Локо» поговорили, а что касается самых памятных сезонов – что выделите?

- Помимо 1990-го, когда мы, как уже вспоминали, дошли, будучи клубом первой лиги, до финала Кубка и вернулись в элиту, особняком стоит и 94-й. Это ведь первые медали «Локомотива» в российской истории! Да и если советское время вспоминать – 35 лет к тому моменту не добирались до пьедестала… Тогда уже играли за «Локо» Лёша Косолапов, многое определявший впереди, Игорь Чугайнов вернулся – и забетонировал оборону. В общем, складывался тот чудесный коллектив, который и стал во многом залогом успехов «Локомотива», я бы даже сказал – взлёта. Никаких интриг, все друг за друга, что и стало, считаю, нашей фирменной чертой! На следующий год, 1995-й, долго гнались за лидером – владикавказской «Аланией». Обыграли её два раза, в Москве – так вообще 4:1. Одержали, помню, 11 побед подряд, но осечка дома с «Уралом» вынудила довольствоваться серебром.

Запомнились, конечно, и чемпионские сезоны, когда уже техническим директором стал: 2004-й, а до этого – 2002-й, тогда ещё и победили «Брюгге» в Москве на снегу (гол Жулио Сезара после выхода один на один и сейчас перед глазами!). И впервые вышли в весеннюю стадию Лиги чемпионов. А до этого – 2001-й, первое попадание в групповой этап. Тот матч с «Тиролем», наверное, никто никогда не забудет! Главное, что мы были тогда на ходу, здесь (точнее, в Раменском, наш стадион ещё строился) победили уверенно – 3:1, да и там после гола Володи Маминова со штрафного выиграли – 1:0…

Как вдруг – переигровка. Мы о вероятности этого услышали впервые, кстати, от Черчесова – Станислав Саламыч тогда же в «Тироле» был. Приехал к нам на ужин – и сообщил: так, мол, и так, судья показал жёлтую карточку не тому игроку… Мы долго не верили, что из-за этого матч могут переиграть. Но «Тироль» тогда был на грани банкротства, выход в Лигу чемпионов позволил бы решить проблемы. А главное – их президент клуба дружил с Францем Беккенбауэром, легендарным футболистом и суперавторитетным в европейском футболе человеком. Это всё и определило, наверное. Был интересный эпизод: УЕФА предписал, чтобы прибыль от игры разделили пополам. Но потом «Тироль» начал вести себя некрасиво и отказывать: подавайте в наш австрийский суд. Мы посовещались с другими руководителями клуба, Филатовым и Давидом Шагиняном. И поняли, что проще обратиться не туда, а в УЕФА, где нам вообще удалось выстроить добрые взаимоотношения. И правильно сделали: нам ту сумму компенсировали.

Ну а на поле мы их наказали, прошли дальше. И в итоге – нет худа без добра! – эта история только на пользу пошла, добавила «Локомотиву» болельщиков. Тогда ведь без преувеличения вся страна переживала за нас, трансляция переигровки побила все телевизионные рейтинги. Приходили письма даже от шахтёров Воркуты: «Не дайте вас пройти, постойте за Россию».

Владимир Маминов в матче против «Тироля»

«Среди тех, кого просматривали, были Кака и защитник Майкон»

- Был перед вашим возвращением в «Локомотив» и такой период, как работа в Счётной палате РФ – как так получилось вообще?

- Очередная травма подтолкнула к тому, что надо заканчивать. По образованию я экономист. Окончил университет без отрыва от футбола. Конечно, поначалу пришлось непросто: работа в Счётной палате требует фундаментальных и объёмных знаний. Надо ориентироваться в экономике и в Бюджетном кодексе, знать федеральные и конституционные законы, правительственные постановления, указы Президента России. Но, думаю, получалось хорошо, да и вообще эти два года – большая школа жизни. Руководство по крайней мере просило не уходить. Да и в моём подразделении все были расстроены. Но всегда тянуло вернуться в футбол.

- А как именно возвращались в «Локомотив»?

- Я сам обратился к Валерию Николаичу(Филатову) и Юрию Палычу (Сёмину).Ответили, что подумают. И вот прошло месяца два – позвонил Николаич. Говорит, нужен человек, который займётся селекционными вопросами. Отслеживать игроков и в России, и за рубежом. Это было не так просто, как сейчас, когда, грубо говоря, любого футболиста в любой стране можно увидеть с любой точки поля благодаря современным технологиям. Тогда приходилось изворачиваться: много путешествовать – мы находились на нескольких континентах сразу, а ещё искать компакт-диски, кассеты даже застали…

Но уверен, наша служба, которую постепенно пополнили такие люди, как патриарх тренерского цеха Николай Худиев, Влад Бондаренко, бывшие футболисты «Локо» Женя Харлачёв, Саша Смирнов, Хаким Фузайлов, работала качественно, привозила хороших игроков. И ведь тот бюджет был куда скромнее, чем потом, после Филатова. И таких покупок, как Диарра, например, мы близко себе позволить не могли. Часто искали тех, у кого контракт заканчивается: так было с Лимой в 2004-м.

А одной из первых удач, если можно так сказать, стал Джейкоб Лекхето. Его тренировал отец Влада – Виктор Иванович Бондаренко. Сразу видно было, что у Бобо, как его называли, есть качества, которые позволяют играть на высоком уровне: физически готов хорошо, левая нога – что надо, оставалось некоторые тактические моменты поправить. Хотя и в этом плане он на фоне многих африканцев смотрелся выгодно. Сказалось, что играл у нашего специалиста... Ну и по-человечески – золото! Как же жаль, что его так рано не стало… Джеймс Обиора – нигерийский нападающий – тот другой. Мог, скажем, заснуть здоровым, а проснуться уже с травмой. Уникальный человек! Но на поле тоже, как правило, радовал, много забил важных и красивых мячей.

- Правда ли, что могли перейти в «Локо» не только такие заметные футболисты, как Льедсон и Жулио Баптиста, но даже – обладатель «Золотого мяча» Кака?

- Мы многих футболистов просматривали, разумеется, бразильцев среди них было предостаточно. Но одно дело – наше желание, другое – финансовые возможности. Они, как в том фильме, далеко не всегда совпадали. Помимо тех, кого вы назвали, заинтересовал нас и Майкон, например. Я не про того сейчас, что пришёл потом в «Локомотив», а про другого – помните, был такой правый защитник? Играл за «Интер», «Манчестер Сити», «Рому», сборную Бразилии… Но всё хорошее стоит денег, как уже говорил.

- Затем, после «Локомотива», вы трудились не только спортивным директором, но и тренером стали успешным. Поработали и помощником, и главным в итоге…

- Да, в школе тренеров Лексаков Андрей Владимирович меня по-настоящему зацепил. Узнал столько нюансов, о которых в бытность футболистом не подозревал! Учился, кстати, вместе с Валерием Карпиным, Виктором Онопко, Николаем Писаревым, Игорем Шалимовым и другими заметными игроками. Начинал же тренерскую карьеру помощником Владимира Хазраиловича Эштрекова в родном Нальчике. Потом помогал Миодрагу Божовичу в «Амкаре», которого и привозил в своё время туда. Ещё будучи спортивным директором… Затем – «Анжи» Гуса Хиддинка, где мы могли сделать одну из лучших команд не только России, но и Европы, если бы всё в один момент не рухнуло – не по нашей вине, замечу.

А далее – уже как главный тренер работал в Нальчике. Да, туда перешёл ко мне и воспитанник «Локомотива» Георгий Джикия, которого перевёл с левого фланга обороны в центр. С его-то видением игры и умением начать атаку… Из достижений – нальчикский «Спартак» вывел в ФНЛ (там работали сначала с Юрием Дроздовым, потом – с Игорем Чугайновым), пропустив по ходу сезона всего шесть мячей, по-моему. Ну а затем уже курский «Авангард» – выдержав по ходу турнира битву при минус 25, наверное, в Перми! – в финал Кубка России.

- Тот финал и вообще 2018-й – ваш лучший тренерский сезон?

- Лучший, как принято говорить в таких случаях, впереди. Впрочем, я в этом действительно не сомневаюсь!

пресс-служба ФК «Локомотив», Алексей Лебедев

19 Мая 2020 17:30

Теги: день в истории

последние Публикации