Антон Коченков: В детстве был болбоем на матче «Локомотива» в Лиге чемпионов

Антон Коченков: В детстве был болбоем на матче «Локомотива» в Лиге чемпионов

В своем первом большом интервью «Нашему «Локо» вратарь команды Антон Коченков рассказывает о детстве в Киргизии и попадании в «Локомотив», играх во второй лиге и в минус 17, а также вспоминает чемпионский сезон.

Киргизия, детство, футбол

- Ты родился в Киргизии и прожил там 15 лет. Что это за страна?

- Небольшая гористая страна в Средней Азии. В Киргизии очень красивая природа: горы, озеро Иссык-Куль. Я жил в Киргизии в 90-х: было неспокойно. Хотя где было спокойно в то время? Бандитизм, рэкет. После развала СССР Киргизия стала независимой страной, люди не понимали, как им теперь жить, где работать, какой бюджет у государства. Все нужно было строить заново. Помню из детства, что вводили комендантский час, на улицах было опасно.

- Чем занимались твои родители?

- Папа работал ветеринаром. У нас в доме всегда было много собак – очень их люблю! Мама больше по экономической части – писала бухгалтерские программы по типу «1С», устанавливала, курировала их. Старший брат работает в крупной IT-компании.

- Кем бы ты стал, если бы не футбол?

- Если попытаться предположить, то специальность брата мне была бы близка.

- Когда в последний раз приезжал в Киргизию?

- Около пяти лет назад. Там остались дальние родственники, друзья детства. Приезжаю, когда хочется поностальгировать.

- Как в то время обстояли дела с футболом?

- Киргизия – нефутбольная страна. На мой взгляд, там нет нормального чемпионата, мало команд. Насколько я помню, было два «топ-клуба» - «Дордой» и «Абдыш-Ата». А всего в чемпионате играло около восьми команд. На футбол мы не ходили: даже не знали, кто и где играет, что за футболисты. В общем, непопулярная история.

- Что же вы смотрели?

- Российский и европейские чемпионаты. Все отдавали предпочтения каким-то российским командам. В начале 2000-х, еще до чемпионства, начал симпатизировать «Локомотиву», смотрел все доступные матчи.

- Как начал заниматься футболом?

- Из России переехал мой товарищ, жил со мной в одном дворе. Мне было 9-10 лет, когда он позвал в футбольную секцию – мы пришли в ДЮСШ «Алга» (позднее эта футбольная школа переименовывалась много раз). Секция держалась на энтузиазме наших тренеров: по сути, это было просто футбольное поле при физкультурном университете.

На пользование раздевалкой мы скидывались по одному сому в месяц. Инвентаря минимум: мячи и манишки. Играли на гаревом поле, рядом было еще опилочное.

Конечно, в дальнейшем ситуация стала получше: собрали нормальную сборную, сформировали спортивный класс. Нам прислали футбольные мячи, экипировку; появилось больше полей.

- Почему стал именно вратарем? В моем представлении, все дети хотят забивать голы.

- Да в моем тоже! Вначале я играл в поле, но иногда вставал в ворота – подходил по ростовым данным. В какой-то момент мой первый тренер Владимир Владимирович Александров сказал: «Если сейчас встанешь в ворота – оставайся в них, бегать туда-сюда не дело». Так и повелось.

- Кто-то из тех, с кем ты играл в Киргизии, сделал профессиональную карьеру?

- На год старше меня учился Владимир Кулешов, который однажды уехал в «Спартак». Играл, правда, по большей части, в первой лиге.

В одной команде со мной был старший брат Валерия Кичина. Помню Валеру совсем маленьким, а сейчас он защитник в «Енисее». Общаемся при встречах. Еще из представителей Киргизии в РПЛ играет Ильзат Ахметов – за ЦСКА.

«Локомотив», Москва, переезд

- Когда впервые приехал в Москву?

- Первый раз в раннем детстве: мы с отцом поехали за собаками. Купили здесь ротвейлеров. В Киргизии развели потомство на продажу – тоже один из способов заработка в семье.

Второй раз был более осознанным: в 15 лет я приехал в Москву со сборной Киргизии на Олимпийские игры среди стран СНГ. Родители скидывались на билеты. Добирались мы на поезде, жили в гостинице «Измайлово». Кажется, мы проиграли все матчи. Но это было не так важно, главное – впечатления от Москвы.

- …и «Локомотив».

- Да. Я знал, что академия «Локо» находится недалеко, и дошел из Измайлова пешком.

Папа заранее нашел телефон клуба в «желтых страницах», позвонил. Диалог был примерно следующий: «Мой сын хочет попробовать себя у вас, во сколько тренировка?» - «Во столько-то. Приходите». Пришел, потренировался. Всю неделю, что был на турнире, тренировался с командой моего года.

- По истечении «турнирной» недели предложили остаться в команде?

- Наш тренер Николай Михайлович Ульянов предложил остаться в Академии. Единственная проблема с гражданством – оно у меня было киргизским. Но родители предусмотрительно начали изучать вопрос заранее – они планировали отправить меня, как и старшего брата, на учебу в Россию. Получить гражданство не так сложно – я родился в СССР, а для таких существовал упрощенный режим. Поэтому, получил гражданство и переехал в интернат «Локо».

- Родители еще долго оставались в Киргизии?

- Мама поняла, что смысла оставаться в Бишкеке нет – оба сына переехали в Москву. Отправилась за нами. Через год переехал и отец, чуть позже забрали бабушку. Так наша семья собралась здесь. Я жил какое-то время в интернате, потом перебрался в съемную квартиру родителей.

- Какие впечатления произвела Москва в то время?

- Я чувствовал себя очень комфортно. Суета, много людей, пробки, масштабы города – ты все это видишь, но не раздражаешься и не пугаешься. Сложно пришлось без навигатора! Сходу сориентироваться невозможно. Помню, были большие печатные карты, по которым ищешь нужный адрес, вычисляешь по каким-то квадратам. А потом приезжаешь – а там, к примеру, изменились знаки или перекрыта улица.

Болбои, вторая лига, холод

- Ты говорил, что на второй или третий год в Академии подавал мячи на матчах «Локомотива».

- Да, команда нашего года рождения обслуживала матчи. Я был и болбоем, и выходил в центральный круг трясти баннер во время матча Лиги чемпионов. Первую игру сейчас и не вспомню, но их было много! Единственное, помню, что первый поход на матч в качестве зрителя – против «Интера». С папой ходили. Гимн Лиги чемпионов всегда до мурашек – и тогда, и сейчас.

- Футболисты инструктировали болбоев, что если команда проигрывает, мяч нужно подавать быстрее, если выигрывает – медленнее?

- Футболисты – нет, но мы и сами понимали, когда и как нужно помочь команде! (смеется). Хотя сейчас, будучи игроком, это иногда раздражает: в гостевых матчах болбои частенько «помогают» своим. Либо медленно подают, либо вообще просто стоят с мячом – мол, подойди сам. Но разок повысишь голос, попросишь отдать мяч быстрее – начинают вести себя нормально.

- В 2008 году ты перешел в «Нижний Новгород», который играл во втором дивизионе. Говорят, вторая лига – это всегда весело.

- Это правда «весело». Самое ужасное – переезды! Например, играл в зоне «Урал-Поволжье». Из Нижнего могли кататься в Челябинск, Тюмень, Учалы, Оренбург. И все это – на автобусе! Игры, конечно, делали спаренными, в соседних городах. Но тем не менее. Гостиницы, питание, поля – даже описывать не хочу. В общем, после одного сезона в ПФЛ, желания там оставаться не было. 

- Также ты успел поиграть в «Ростове», «Мордовии», «Спартаке» из Нальчика, «Томи» и «Краснодаре». В каком городе понравилось больше всего?

- Отвечу немного по-другому: назову самый русский город, в котором я играл. Это Томск! Тайга, постоянный холод, зимой – гигантские сугробы, маленькие русские дома. Там до сих пор топят печь! По всему городу запах, как на вокзале – уголь это, что ли.

- Самый футбольный город?

- Ростов. Полный стадион на каждый матч, постоянные обсуждения, ажиотаж.

- А нефутбольный?

- Саранск. Даже когда «Мордовия» играла в премьер-лиге, стадион особо не заполнялся, а нас никто не знал.

- Про томский период карьеры ты рассказывал две истории. Первая – там семь месяцев не платили зарплату. Как сохранить мотивацию в такой ситуации?

- Не платили ровно тот срок, что я там был. Да какая мотивация – просто тяжело. Мы нормально вошли в сезон, потом в клубе начались проблемы,  команда посыпалась. Я пришел получать игровую практику, а попал в такую ситуацию.

- Вторая – однажды ты сыграл при минус 17. Самый холодный матч в твоей жизни?

- Вспоминаю поездку «Локо» в Хабаровск год назад – мы там тоже задубели, ужас! И никакие стельки, термобелье и барсучий жир не помогают. Все равно замерзаешь, особенно когда ты вратарь и движения у тебя меньше. Но самый холодный матч, наверное, в Уфе – мы приехали туда с «Томью». Кажется, там были все -20, еще и стадион открытый, продуваемый.

- За «Мордовию» в то время болел знаменитый Витек, который кричал «Мордва великая!». Обращали на него внимание?

- Да, первое время нас это очень забавляло. Веселый болельщик, хороший перформанс! Он, кстати, ходил еще и на хоккей, и на баскетбол, там тоже «поддерживал»! Еще какое-то время приходил болельщик с трубой, играл разные мелодии в зависимости от счета. Но потом его комментаторы попросили прекратить – мешал трансляции.

Чемпионство, Кубок, «Рубин»

- Давай поговорим про чемпионство в прошлом сезоне. Практически все говорят, что поверили в это после победы над «Зенитом» в первом круге. Когда поверил ты?

- Я весь сезон верил, что чемпионство нам по силам. Но не расслаблялся и шел от игры к игре, концентрировался на каждой. Да и матчей я сыграл не так много – на меня легла не столь большая ответственность. Хотя все «мои» матчи были беспроигрышными.

- За «Локомотив» ты дебютировал в прошлом сезоне в дерби с ЦСКА. Это был один из ключевых матчей в борьбе за чемпионство. Волновался?

-    Очень! Я долгое время до этого в «Локо» не играл вообще – были аренды в Томск и Краснодар. А тут – боремся за чемпионство, хорошо идем, дерби. Степень ответственности – колоссальная

- Вспомни свои эмоции после финального свистка в матче с «Зенитом»?

- Думаю, эмоций было бы больше, будь я на поле. Но в любом случае – это огромная радость, большое достижение. А еще понимание того, что все было не зря. Чемпионами России становятся не все.

- «Локомотив» в четвертьфинале Кубка России. Насколько Кубок важен для команды?

- Конечно, важен! Нет трофеев и матчей, которые не важны. Даже товарищеские встречи. Будем стараться побеждать и проходить как можно дальше. Хочется выиграть кубок, а еще, наконец, взять Суперкубок! Вот с этим трофеем у нас тяжело в последние годы.

- Начиная с четвертьфинала в Кубке России теперь два матча. Причем один в декабре, а другой в феврале – насколько это правильно?

- Две игры? С одной стороны –нагрузки на команды больше, с другой – цель повысить внимание команд премьер-лиги к кубку. Посмотрим, как все пройдет в этом году.

- А разнос игр по месяцам? «Локомотив» в декабре и феврале может быть в разных кондициях.

- Так и «Рубин» тоже»!

- Чем занимаешься в свободное время?

-    Да как все. Хожу в кино, театр, слушаю музыку, читаю книги.

- Что сейчас читаешь?

- «Братья Карамазовы».

- В прошлом году у тебя родилась дочь. Как это тебя изменило?

- Рождение ребенка, конечно, меняет жизнь, но всегда есть минимум девять месяцев, чтобы подготовится. Сейчас дочке Алене уже годик. На футбол пока ее не берем – она еще маленькая, может испугаться шума.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

#сновымгодом #лучшийпраздник

Публикация от Anton Kochenkov (@kochenkov_gk)

Покупайте журнал «Наш «Локо» в день матча с «Рубином» в клубном магазине и у распространителей на территории стадиона.

Также в номере

  • Соперник. «Рубин» - игра до первой ошибки
  • Инфографика. Юрий Сёмин против Курбана Бердыева
  • Женская команда. Юлия Гриченко рассказывает, как стать вратарем за две недели
  • Молодежная команда. Никита Иосифов о переходе из «Спартака» и победе на Кубке РФС
  • История встреч. «Локомотив» против «Рубина» в Кубке

пресс-служба ФК «Локомотив», Анна Галлай

05 Декабря 2018 12:20

Теги: основной состав коченков антон

последние Публикации