Футбольные поля «Локомотива» - это моя жизнь

Футбольные поля «Локомотива» - это моя жизнь

Четыре года назад у «Локомотива» возникали проблемы с полем. Сейчас благодаря Владиславу Лысенко и его команде газон на «РЖД Арене» - лучший стране. В интервью «Нашему «Локо» Владислав рассказывает, чем агроном отличается от гринкипера и граундсмена, почему красивая картинка не означает качественное поле и как выглядит подготовка газона к матчу. Никто и никогда не говорил про футбольные поля так подробно. 

- Расскажите, как все начиналось и почему вы решили выбрать именно эту профессию?

- Я с самого детства привыкал к природе. В начале 90-х пошла мода на дачные участки - те самые знаменитые шесть соток. Хотел ребенок или нет, но рано или поздно он оказывался на даче. Мне на природе нравилось. Родители выделили клочок земли, где я строил свое футбольное поле. Экспериментировал  с газоном: сеял, проверял, как он перезимует. Профессиональная селекция трав тогда была не особо развита, так что использовал все, что мог найти.

После окончания школы в 2002 году поступил в Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А.Тимирязева. Специальность - агрономия, специализация - луговые ландшафты и газоны. Мне не удалось прийти в футбол в качестве профессионального спортсмена, поэтому решил вернуться с другой профессией. Тимирязевка - тот ВУЗ, который мог приблизить к профессии максимально.

- Занимались футболом?

- Занятия футболом сводились к играм за университет и группу, к чемпионату любительской лиги и турнирам в Черкизове. Я всю жизнь болею за «Локомотив». Приходил еще на старый стадион, видел, как его демонтировали. Был и на последнем матче старого стадиона, и на первом нового.

- «Локомотив» в конце 80-х был не самой популярной командой. Почему стали болеть именно за него?

- Кто-то в погоне за модой поддерживает сильнейшие команды, а я всегда был в оппозиции относительно многих своих одноклассников. Так и начал болеть за «Локомотив». У меня первая буква фамилии - «Л». Есть магия цифр, а здесь - магия букв. Симпатия к «Локо» появилась внутри меня. Любовь к железным дорогам с детства тоже сыграла свою роль. В школе красно-зеленый шарф долгое время был только у меня. Я гордился этим и никогда не стыдился.

 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram

С момента последнего матча на «РЖД Арене» в Москве существенно изменилась погода, а значит, для команды наших агрономов наступил самый сложный момент сезона! Мы отметили основные моменты их работы на ближайшие несколько месяцев в специальной галерее! Вновь увидеть лучшее поле страны вы сможете уже завтра на матче #ЛокоУрал! #СамыйЛучшийКоллектив

Публикация от Футбольный клуб «Локомотив» (@fclokomotiv)

- Как пришли в «Локомотив»?

- Я начинал работать в клубе 2006 году, занимался спортивной аналитикой. Мы первыми установили на стадионе систему сбора статистических данных - аналог сегодняшнего InStat. Но если сейчас все считается автоматически, 10-12 лет назад приходилось делать это вручную. Матч снимали с четырех камер. Затем мы в течение 48 часов считали пробег, количество ударов, скорость. Система называлась Digital Stadium - новинка для того времени. Инициатором ее установки был Юрий Семин. После его ухода интерес к статистике угас. 

- Во время обучения в Тимирязевке работали по специальности?

- Уже после первого семестра. Работал в компании, которая занималась обслуживанием территорий. Отвечал за газоны в московском поселке «Сокол». В 2006 году начал проходить преддипломную практику у Надежды Васильевны Ярославцевой - человека, который олицетворял собой профессию футбольного агронома в России. Начальную школу футбольного ремесла прошел у нее, а чуть позже защитил диплом. Моим дипломным руководителем в клубе был кандидат экономических наук Алексей Киричек (ныне исполнительный директор).

- Когда вы стали агрономом «Локомотива»?

- В 2011-м. А с 2014-го возглавляю отдел. Наш отдел - настоящая команда - это сотрудники, которые работают непосредственно на поле. Есть еще бригада механиков, инженеров, электриков и сантехников, которые «подносят снаряды», чтобы мы вовремя выполняли свои функции. Агротехнический отдел состоит из 13 человек - мы обслуживаем «РЖД Арену», «Сапсан Арену», тренировочные поля, УТБ «Баковка».

- Кстати, как правильно называть человека, который занимается газонами? Агроном, гринкипер или граундсмен?

- Гринкипер - чуждое для русского языка слово. Оно больше относится к гольф-полям. Иностранцы не понимают, как агроном может отвечать за футбольное поле. У них агроном - это луга, пашни и так далее. Граундсмен - это инженер футбольного поля. Тот, кто занимается всеми плоскостными сооружениями в структуре клуба. Когда команда играет в еврокубках, мы используем именно его.

- Как вы сами себя называете?

- Я несу в себе наследие футбольных агрономов, которое переросло в гринкипера и теперь называется граундсменом. Я прошел все три ступени. Граундсмен – наиболее подходящее определение для футбольного агронома. Европейские коллеги называют меня именно так.

- Почему в 90-е годы практически на всех стадионах России были ужасные поля?

- Футбольный гринкипинг развивается со временем. Мобильные телефоны в 90-е тоже были большими и с антеннами, а теперь превратились в смартфоны. Развивается специализированная техника, появляются новые сорта трав и удобрений. Если раньше за основу выращивания газонов брали сельское хозяйство, сейчас футбольный гринкипинг стал отдельным направлением. Конечно, база схожая, но дальше идет узкая специализация. Это как у врачей - окулист не может быть одновременно хирургом. Хотя бывают исключения. Также и агроном, занимающийся кормопроизводством, и агроном, который выращивает газоны - совсем разные вещи. Узкая специализация достигается за счет опыта и знаний из дополнительных источников.

- Раньше и у «Локомотива» были проблемы с газоном, а сейчас все идеально.

- Комплекс проблем. Индустрия шагнула вперед. Нужно вкладываться, покупать новую технику. Подручными средствами не обойтись. Развитие должно идти поступательно и со всех сторон. Футбольное поле - огромная инженерная система. Нельзя просто заменить верхнюю часть и оставить в прежнем виде основание футбольного поля. У нас на протяжении многих лет были проблемы с дренажом. Влага застаивалась в верхних слоях, и корневая система отмирала. Газон мог выглядеть хорошо, но во время матча разлетался на куски. В 2014 году стали задумываться о реконструкции. Тогда же и началось улучшение.

- Как раз с 2014 года вы возглавляете отдел. Что изменили?

- Я принес новые взгляды на обслуживание и современные методики, которые сейчас используют некоторые коллеги: сама система ухода за полем, режим питания трав, последовательность действий. Например, сознательный ввод растения в стресс, чтобы потом газон мог выдержать сложные условия в матчах. Совместно с датскими коллегами мы создали несколько блендов для полей, которые адаптированы под российские реалии и даже под конкретные стадионы. Не буду раскрывать все секреты. Это как шеф-повар, который готовит свою фирменное блюдо.

- Сколько лет полю на «РЖД Арене»?

- Мы уже давно не меняли газон - ему пять лет. Он гибридный - натуральный с искусственными волокнами, которые армируют основание и не дают газону рваться на куски. Волокно - это имплант, некий капилляр, позволяющий быстро отводить влагу.

- Гибридный газон – идеальный вариант для России?

- Если говорить о натуральном поле - то да. Это выход из положения для нашей страны. Но его не так просто содержать и выращивать. Это огромный труд, который требует знаний. На чемпионате мира все игровые поля были гибридными. И это не случайно. Многие использовали и наш опыт.

- Подготовка к матчу с «Ниццей» в прошлом сезоне была самой напряженной?

- Одной из. Стояли затяжные морозы. Открыть поле в таких условиях, чтобы просто его подстричь, нереально. Представьте, нужно раскрыть и закрыть гектар, а переохлаждение наступает за 15 минут, и процесс этот необратим. Мы открыли поле на день, когда была дневная оттепель, чтобы подстричь и нанести разметку. Поле было в идеальном состоянии. Но перед матчем команды провели тренировки, что и сыграло с нами злую шутку. Мы получили обморожение. Потом была игра с «Атлетико» и снежный матч со «Спартаком». По сути, мы перед каждой игрой выращивали новый газон, используя все возможные и невозможные системы искусственного выращивания.

- Как выглядит ваша работа в день матча?

- Например сегодня (разговор состоялся 19 октября в день игры с «Ростовом» - прим.) я приехал на стадион около десяти утра из-за обильной росы. Ее нужно сбивать, чтобы начать подготовку поля. Если матч ранний, то приезжаю и в семь и в полседьмого. Игра с «Ростовом» в 20:30, так что времени достаточно. Мы начали работу в 10:30. Нужно провести визуальную диагностику, наметить план действий. Дальше идут несколько этапов стрижки, финальный из которых определяет высоту газона и его рисунок. После - нанесение разметки и установка ворот с угловыми флажками. Затем санитарная обработка вокруг поля - расчесать синтетику, убрать посторонние предметы, мусор. Закончили в 16 часов. В перерыве матча и после предмачтевых разминок наша команда устраняет локальные повреждения. После матча остаемся на час-два, чтобы убрать оборудование и оказать первую помощь газону после матчевой нагрузки. На следующий день начинается этап восстановления газона.

- Часто остаетесь на стадионе на ночь?

- Если матч поздний, остаюсь однозначно, потому что ранним утром нужно начинать подготовку, участвовать в организационных совещаниях. У меня нет рабочего графика, футбольные поля «Локомотива» - это и есть моя жизнь. Я проживаю с полем каждый час. Даже если меня нет на стадионе, мониторю ситуацию по датчикам через удаленный доступ и могу наблюдать за полем по веб-камере из любой точки планеты.

- Что делаете во время матча?

- Переживаю и приобретаю седые волосы. Слежу за игрой команды и наблюдаю за футбольным полем. Подчеркиваю для себя некоторые технические нюансы для дальнейшей работы по восстановлению газона. Нахожусь рядом с тренерской скамейкой, потому что штаб может дать указание в перерыве - например, полить газон. Бывают указания и по ходу матча. Но это останется внутри нашего коллектива. Также у нас есть группа быстрого реагирования. Конечно, с нашим полем за тайм ничего не случится. Гибридная система выращивания предостерегает от серьезных повреждений. Но если что-то происходит, мы это корректируем, чтобы ни у кого не было вопросов. Нам важно подготовить «трехочковое» поле.

Помню, как во время матча со «Спартаком» в марте (тот самый снежный матч), мы чистили линии разметки. Работали очень оперативно. Использовали остановки во время замены или по просьбе главного арбитра.

- У нас лучшее поле в стране?

- Переадресуйте этот вопрос тренерскому штабу или руководству лиги. Им со своей позиции виднее. Отвечу так: РПЛ и УЕФА довольны нашей работой. Дают высокие оценки, иногда ставят в пример. Давайте назовем наше поле одним из лучших в стране, чтобы оставить место для дальнейшего развития. Всегда нужно стремиться к чему-то большему, расти и развиваться.

- Какие у вас планы на будущее?

- Повышать уровень мастерства, изучать литературу, посещать семинары, общаться на форумах. Специалист должен не сидеть на месте, двигаться вперед. Каждый день появляется что-то новое. Нельзя стесняться получать знания, учиться и в 20 лет, и в 50. Мы и с коллегами постоянно на связи - звонят из Тулы, Казани, Нижнего Новгорода, Владимира,  других городов. Советуются, делятся своей точкой зрения. Я всегда рад помочь и выслушать. Это не меньшее удовольствие, чем сделать что-то самому. Продолжаю встречаться со студентами, участвовать в факультативах. Важно еще и отдавать полученную информацию, помогать развиваться тем, кому интересна эта профессия.

пресс-служба ФК «Локомотив», Иван Корж

22 Ноября 2018 18:20

Теги: основной состав

последние Публикации