Магомед Оздоев: «После просмотра тренер «Шальке» сказал: «Супер!»

Магомед Оздоев: «После просмотра тренер «Шальке» сказал: «Супер!»
В эксклюзивном интервью «Нашему «Локо» полузащитник «Локомотива» Магомед Оздоев рассказывает о подготовке молодых футболистов, просмотре в «Шальке-04» и истории своей фамилии.

Лига чемпионов, лимит, Якунин

– На прошлой неделе состоялись ответные матчи четвертьфинала Лиги чемпионов (интервью состоялось 14 апреля – Прим. В.С.). Удалось посмотреть?
– Да, конечно. Переживал за «Барселону» и «Боруссию», очень хотел, чтобы команды прошли дальше. Очень обидно за Дортмунд, могли забить «Реалу» и третий, и четвертый. Чуть-чуть не хватило немцам. А по поводу матча «Барсы» – «Атлетико» сыграло очень организованно и заслуженно прошло дальше.

– «Барса» – очень популярная команда в последние годы. А чем тебя привлекла «Боруссия»?
– Мне нравится их стиль игры, философия, командный дух. Очень интересная команда, которая делает ставку на молодых футболистов, развивает их, выводит на новый уровень. У «Боруссии» отлично налажены поиск и подготовка молодых талантов, которых потом покупают за огромные деньги.

– Тебе не жалко, что после успеха «Боруссии» ее игроков начали скупать другие команды?
– Тут можно понять игроков. Кто откажется от перехода в тот же «Реал», в истории которого девять побед в Лиге чемпионов? Или в «Барсу», «Баварию»? У этих клубов величайшая история, за них хотят играть почти все футболисты мира. Ну, кроме тех, кто выступает за принципиальных соперников этих команд.

– А в какой лиге хотел бы поиграть ты?
– В английской. Отличный чемпионат, с высочайшим темпом игры. Многие могут позавидовать игрокам, которые там выступают. И вчерашний матч «Ливерпуля» против «Манчестер Сити» – яркое тому подтверждение.

– На твой взгляд, какая команда достойна титула чемпиона Англии в этом году?
– Как раз «Ливерпуль» и «Сити».

– Подход «Сити» к трансферной политике тебе близок?
– Если ты хочешь создать топовую команду, на это нужны большие средства. Тот же Дортмунд летом хорошо потратился, подписав достаточно дорогих футболистов. И повысил зарплаты, чтобы удержать своих. Если не вкладывать серьезные деньги в команду, то на таком уровне сложно добиться высокого результата.

– А что скажешь про российский футбольный рынок? Тебе не кажется, что он переоценен? Из-за высоких зарплат в России наши игроки не больно-то стремятся в Европу.
– Тут вот какой момент. Если игрок увидит возможность для роста и развития, он уедет. Просто уйти из России в Европу само по себе сложно, клубам трудно договориться между собой. У нас же лимит, поэтому, отпустив сильного российского игрока за границу, клубу надо найти такого же по уровню футболиста с нужным паспортом на эту позицию. А где его взять?

– На твой взгляд, нужен ли нам лимит на легионеров?
– Лимит в том или ином виде есть практически во всех чемпионатах. Однако в Европе он не распространяется на игроков Евросоюза, а у нас на граждан СНГ распространяется. Не мне судить, но я бы не считал легионерами игроков из стран СНГ, тем более, что у нас не работает двойное гражданство. В Европе многие игроки получают еще один паспорт: тот же Месси – гражданин Аргентины и Испании, так что легионером не считается. А у нас некоторые футболисты с российским паспортом считаются легионерами, потому что выступают за сборные других стран. Просто из-за лимита многие думают, что им гарантировано место в составе, футболисты перестают расти. Мне же, наоборот, нравится конкурировать с лучшими игроками, учиться у них.

– Значит, лимит скорее вредит молодым, нежели помогает?
– Понимаешь, я был и в киевском «Динамо», и в «Тереке», и в «Локомотиве». И я выступаю за здоровую, сильную конкуренцию, которая помогает молодым прогрессировать. А лимит в нынешнем виде этому не способствует. Я был знаком с ребятами, которые просили у своих клубов большие деньги, хотя даже за «основу» ни разу не сыграли. А потом эти ребята пропадают из вида, начинают обвинять клуб, руководство. Всех, кроме себя.

– Переход из «молодежки» в «основу» считается одним из самых сложных этапов подготовки футболиста. Расскажи про свой опыт.
– У меня был очень сложный период после «Динамо», я больше года не играл в футбол. Мой первый официальный матч после Киева был за «молодежку» «Локо» против «Рубина». Постепенно я набрал тонус, и все нормализовалось. Главное, когда тебя приглашают на тренировки с основным составом, – по максимуму использовать этот шанс. Это лучше, чем играть в «молодежке», потому что там каждый сезон омолаживается состав и в твоей команде, и у соперников. И это не дает тебе прогрессировать. Нужно каждый день расти, работать над собой. Да, иногда ты можешь плохо сыграть, но в таком возрасте не все могут играть стабильно. Стабильностью отличаются игроки старшего возраста, года в 24. В 18-19 лет ты можешь отлично сыграть пять матчей, а потом два-три провалить. Когда такое происходит, многие говорят: «Зазнался, расслабился». Но это не так, на этом этапе присутствуют некие «качели». В определенный момент это проходит, наступает оптимальный возраст, и игрок «выстреливает». Да, есть ребята, которые раньше раскрываются, но это отдельные примеры. В общей массе все по-другому. Возьмем «Кастилью» – там многим игрокам за 20, а их только-только начинают подпускать к «основе» «Реала». Ласс рассказывал, что когда он был в Мадриде, Негредо и Мата играли в «Кастилье». Прошло несколько лет – и посмотрите, они стали топовыми игроками. Те, у кого есть хороший потенциал, раскрываются года в 23.

– Получается, в России завышенный уровень ожиданий?
– Да, и это очень давит на молодых.

– Кто делает больше всего позитивных вещей для российского футбола? В твиттере ты писал про Галицкого.
– Ну, он действительно много делает для развития футбола в России. Отличная академия, команду создал с нуля. Но все почему-то забывают, например, про Якунина, Миллера, Федуна. Они отдают много сил, вкладывают деньги в спорт. Причем делают это уже много лет. Как будто у Якунина нет других забот, кроме «Локомотива». Но это и называют социальной ответственностью, популяризацией спорта.


«Шальке», немецкий, Клюйверт

– В 16 лет тебе выпал шанс съездить на просмотр в «Шальке». Расскажи об этом этапе.
– После Киева я вернулся в Россию. Подписать контракт с «Динамо» не мог: на Украине запрещено играть легионерам, которым не исполнилось 18 лет. В это время моему агенту пришел запрос из Гельзенкирхена: «Шальке» приглашал меня на просмотр. Мы отправились в Германию, а как раз в эти сроки был назначен контрольный матч команды «Шальке» U-23 против ПСВ. В той встрече, кстати, сыграли несколько игроков из «основы». После матча мне предложили контракт, но повторилась «киевская» история, нужно было ждать 18 лет. Руководство клуба предложило остаться у них, даже хотели сделать гражданство. Но два года я не мог бы играть, поэтому пришлось отказаться от переезда.

– Сколько дней длилась эта история?
– Я сыграл в контрольном матче и после него пробыл в Германии еще пару дней.

– Смог ли за это время отметить для себя что-нибудь полезное?
– Да, конечно! Там все по-другому. Все очень быстро! Даже мяч сложно принять: постоянно кто-то рядом. Нужно выкладываться по полной, а иначе тренер так наорет, что мало не покажется. У немцев и язык же довольно жесткий. К перерыву мы проигрывали 0:2, и когда я зашел в раздевалку, там стоял такой крик! Казалось, что тренер просто всех кроет матом, причем не просто команду, а каждому лично подходит и выговаривает. Там, кстати, было несколько русских ребят. Русских немцев, точнее. Из Казахстана. Двое в команде U-18, еще один как раз в U-23, у него тогда травма была небольшая. Я в том матче хорошо сыграл, пару раз вывел нападающего один на один с вратарем, но забить мяч нам не удалось. Вот и моя очередь подошла, тренер что-то кричал-кричал, я не понимал же ничего. А его помощник знал несколько слов по-русски. Он подошел ко мне и говорит: «Супер!». После игры приехал агент, с ним поговорили тренеры, сказали, что довольны мной.

– Кто-нибудь из известных сейчас футболистов в том матче играл?
– За «Шальке» точно играли Матип, Утида и Лукас Шмитц.

– Что-нибудь еще запомнилось?
– Тогда я впервые увидел Патрика Клюйверта, он как раз «молодежку» ПСВ тренировал. Еще отметил для себя разницу в подготовке немцев и голландев. В ПСВ были настолько техничные ребята! А немцы берут свое движением, напором, агрессивностью в игре. Очень работоспособные. Но ПСВ тогда был намного быстрее, мы не успевали за ними.

– В 16 лет выдержал темп такой игры?
– Да, я был готов. Хотя тренеры понимали, что весь матч в таком возрасте выдержать нереально, поэтому сразу сказали, что я играю только первый тайм. За 45 минут надо было показать себя.

– Это была твоя единственная возможность уехать в Европу?
– Нет, были и другие варианты. Но уже позже. В Англию мог уехать, в Германию опять звали.

– А конкретнее?
– Обе команды идут в своих чемпионатах в первой десятке. Это АПЛ и Бундеслига.


Тейп, Онгушт, «Локомотив»

– В одном из интервью ты сказал, что твоя фамилия – одна из старейших в Ингушетии.
– Да, все началось с человека по имени Эзди, у которого был сын Оздо. От этого имени появилось слово Эздел, что значит – «Уважение». От тейпа (общность людей, связанных между собой кровным родством по отцовской линии. – Прим. В.С.) Оздоевых расходится много других фамилий: Чумаковы, Тумгоевы, Вышегуровы и много других. Они считаются братьями Оздоевых.

– В том же интервью ты упомянул свое родовое селение.
– Да, Онгушт. С одной стороны недалеко граница с Грузией, а с другой – с Осетией. Очень высокая, горная, красивая местность. Зимой, правда, трудно проехать. Там, кстати, до сих пор стоит блок-пост, но спрашивают лишь цель поездки и паспортные данные. Там же заповедная зона.

– Однажды ты написал: «Каждый видит, каким ты кажешься. Мало кто чувствует, какой ты есть». Какой ты?
– Простой, очень простой. Многие думают наоборот, что я зазнавшийся, самовлюбленный, высокомерный. Но это не так. Просто у меня есть определенный круг близких людей, в который я стараюсь никого не впускать. В этих людях я полностью уверен. Может, поэтому обо мне так думают.

– Многие футболисты открывают бизнес. Если бы ты хотел открыть свое дело, то в какой сфере?
– Мне очень нравятся автомобили. Нравится ковыряться с машиной, доводить ее до ума, совершенствовать. Все, что связано с тюнингом, автоспортом. Еще спортивная медицина интересна, фитнес-центры. Есть много вещей, куда можно вложиться.

– Другими словами, ты сторонник того, что деньги должны крутиться и приносить еще больший доход?
– Да, эта позиция мне близка. Когда есть деньги, многие живут сегодняшним днем, а в будущее не смотрят. Вроде есть – и ладно. Но об этих вещах надо задумываться. Никогда не знаешь, что может произойти.

– В недавнем интервью ты сказал, что мог уйти в аренду.
– Для меня «Локо» – всегда приоритетный вариант. Конечно, нельзя загадывать наперед, в футболе все очень быстро меняется. Но когда игрок, уходящий из «Локо» в другой клуб Премьер-лиги, говорит, что уходит за титулами, то… не знаю. Кроме «Локомотива», за последние десять лет было лишь три клуба, которые завоевывали чемпионство в России: ЦСКА, «Рубин» и «Зенит». Это факт.

– Можешь назвать «Локомотив» своим родным клубом?
– Да, могу. Я рад, что попал в «Локо», играю за него. За «Локомотив» я начал болеть в 2002 году: смотрел по телевизору «золотой матч». Помню, что Обиора жестко отвозил защитников ЦСКА, а когда Лоськов забил… Такие эмоции! Я в детстве мечтал поиграть в одной команде с ним. А спустя годы я оказался здесь, в «основе». Я не мог поверить своим глазам. Когда Лоськов вернулся из «Сатурна», для меня это было настоящим счастьем. Помню наш первый разговор: «Как тебя зовут? Мага? Так вот, все передачи давай мне в ноги, на ход не давай!» Я стал понимать его игру. Знал, где он окажется, знал, под какую ногу дать мяч. С ним было легко играть, он очень грамотный игрок. В российском футболе для меня эталон. Думаю, если бы он выступал в Италии, Пирло бы любовался его игрой. Они очень похожи: по уму, по тонкости передач, по ударам. Так что за «Локомотив» я болею с детства, и клуб для меня многое значит.

Виктор Степанов, пресс-служба ФК "Локомотив"

22 Апреля 2014 16:30

Теги: основной состав наш локо оздоев

последние Публикации