Заза Джанашия: В Грузии попробуем вырастить футболиста для «Локо»

Заза Джанашия: В Грузии попробуем вырастить футболиста для «Локо»

В начале февраля один из самых ярких футболистов в истории «Локомотива» Заза Джанашия отпраздновал 40-летний юбилей. Мы не могли пропустить такое событие и отправились к Зазе в гости, в столицу Грузии.

Тбилиси – небольшой город, расположившийся среди гор и скал; город красных крыш, узких улочек и каменных мостовых. Джанашия встретил с истинным грузинским гостеприимством – хлебом да солью, а точнее, хачапури и традиционным грузинским кофе.

– Непривычно встречаться с вами в Тбилиси, а не в Москве где-то в районе Черкизовской. Как у вас дела?

– Понимаю, у самого похожие чувства. Грузия – родная, но и Москва тоже. Помню, как не хотел уезжать из дома, а потом – как было тяжело расставаться с Россией. А живу я отлично. Не так, как в Москве, но более-менее. У меня самая лучшая жена, дети и дом. Учусь на тренера. Категорию «B» уже закончил, сейчас заканчиваю «A». Вот-вот экзамены будут… А потом – категория «PRO». Параллельно тренирую Академию «Динамо» Тбилиси.

– Дети узнают вас?

– Конечно. Узнавали даже в Москве, когда детскую школу в Перово тренировал. А Грузия – страна всего на три миллиона жителей, здесь почти все друг друга знают. Футболистов тем более.

– Нравится тренировать?

– Очень. Все-таки какие-никакие футбольные знания у меня есть. И передавать их очень здорово!

– Ребята просят научить делать кульбит?

– Постоянно. Пришел однажды на тренировку к новой команде. Познакомились, начинаю им что-то объяснять… Спрашиваю: «Ну, есть вопросы?» – «Заза Зурабович, а вы нас научите делать кульбиты?»

– Если хотели тренировать – почему не стали тренером сразу после окончание игровой карьеры?

– Хороший футболист – не значит хороший тренер. Этому нужно учиться поэтапно, а потом уже смотреть, как пойдет. Разговоры, что Джанашия – хороший игрок, а значит, и тренер будет ого-го – лишние разговоры.

– А почему тогда не остались учиться на тренера в Москве?

– Мне предлагали, но я решил вернуться в Грузию. В России на тот момент не было возможности поочередно закончить категорию «B», «A» и «PRO». Но главный фактор – мои дети. Хотел, чтобы они подрастали на Родине. Старшему сейчас – 12, среднему – 7, младшей – 4. Может, увидим еще одного Джанашию в большом футболе!

– Ваш младший брат сейчас играет?

– Выступает за армавирское «Торпедо» у Карпина. Но против «Локомотива» в Кубке России не вышел из-за травмы. Пока в Грузии лечит крестообразные связки.

– А сыновья?

– Оба футболисты. И кульбит делать умеют! Можно сказать, это у нас семейное. Болеют за «Локомотив», конечно же.

– Главное, чтобы без последствий. Насколько я знаю, вы и травмы из-за кульбита получали…

– И руку ломал, и растяжения были. Делать сальто научился в детстве – тогда это казалось так просто. Тренировался прыгать через кусты на чайных плантациях – на спор с товарищами. С возрастом стало сложнее, но для меня кульбит – один из лучших способов выразить чувство радости.

– Когда в последний раз исполняли?

– Недавно – когда за ветеранов играл. Техника не уходит, ноги держат – а это в кульбите главное. Мне и разгоняться не надо. С места делаю.

– А забивали когда?

– Тоже недавно и тоже за ветеранов. Красиво получилось – шел хороший навес с углового, и я пробил в падении через себя точно в «девяточку».

– А как вообще в футбол попали, помните?

– Как не помнить… Я не хотел учиться, а вот мяч погонять во дворе – пожалуйста. Кроме футбола ничего не знал и не умел. Хотя учился хорошо, хоть и через силу.

– В 14 лет вас пригласили в высшую лигу Грузии играть за «Одиши». Тяжело было в таком возрасте среди взрослых профессионалов?

– Сначала боялся. Но попал в хороший коллектив: меня всему учили, подсказывали, помогали освоиться.

– А вскоре приглашение уже в «Локомотив»…

– Однажды на сборах моя «Самтредиа» играла на турнире – соперниками были «Динамо», «Торпедо» и «Локо». Мы всех победили, а я забивал кучу мячей в каждой встрече. Нашим тренером в то время был Муртаз Хурцилава – уважаемый человек. У него спросили: «Есть хорошие футболисты в твоей команде?». Отвечает: «Сами же видели. Джанашия». Позже мы играли в кубке УЕФА, куда приехали люди Палыча. Я снова показал себя. Ну и всё, дальше «Локомотив» вышел на меня напрямую…

– Сразу согласились?

– Нет, что вы! Я не хотел уезжать в Москву, но пришлось полететь на переговоры. Самое ужасное, что у меня не было паспорта. В Грузии сесть в самолет несложно, а вот что делать в России, я не знал. Самолет приземлился, все вышли, а я сижу. Поднимаются солдатики: «Кого ждешь?» – «Не знаю, – говорю. – Но сейчас за мной придут». И правда, забрали из самолета, отвезли на стадион. Приехали – а тут сидят Семин и Филатов. Они мне чуть ли не с порога: «Поздравляем, Заза, ты – футболист «Локомотива»! Держи контракт, подписывай». А я им заявляю, что подписывать ничего не буду. Они в ступоре: «Как так?» – «Да у меня же паспорта нет!»

В общем, улетел в Грузию паспорт делать. И пропал на месяц… Меня искали всей Грузией и Москвой. Паспорт и водительские права сделали буквально за час и отправили обратно в Россию.

***

– Тяжело было в Москве первое время?

– Черевченко, Оганесян, Чугайнов, Биджиев и Лоськов очень помогали. Но с языком беда полная. Первое время постоянно сидел в комнате у Чугайнова и Биджиева, чтобы хоть что-то понимать. Семин в России мне просто заменил отца. Если бы его не было – не было бы меня как футболиста. Я делал нехорошие вещи, ну, со спортивной точки зрения. А он понимал, многое прощал. В принципе, я из-за него и играл. Деньги меня не волновали.

– Рассказывали, что у вас случались курьезные ситуации из-за незнания города…

– Привыкнуть к Москве очень тяжело. Слишком большой город. Слышали наверняка, как я по МКАД несколько кругов навернул? Только когда второй или третий раз проехал одно и то же место – понял, что надо смотреть на указатели и искать нужный съезд. В Грузии-то таких дорог нет. А как указатели читать, если они на русском?

Сначала думал, что отыграю два-три года и уеду обратно в Грузию. Но меня никуда не отпускали, потом я уже и сам не видел себя без «Локомотива».

– Говорите, что Семин стал вам вторым отцом. Были случаи, когда он вас спасал?

– В прямом смысле «спасать» меня было не надо. Я все-таки старался не доводить дело до такого. Но бывало всякое. То в ДТП попаду, то денег не хватало, то еще что. Палычу можно было позвонить в любой момент. Он находил выход из любой ситуации. Я был хулиганом, к тому же вспыльчивым и эмоциональным. Но Семин понимал, что если ко мне по-доброму, то и я также. Фантастические отношения. Уверен, сейчас в мире нет ни одного футболиста, который со своим тренером также сможет.

– С другими футболистами отношения складывались?

– Мы были одной семьей. И на поле, и за его пределами: ходили друг к другу в гости, вместе решали какие-то проблемы. После тренировок и матчей оставались на базе, жены могли приехать. Сидели, общались, шашлык кушали.

– Вы упомянули, что вам прощались многие «неспортивные вещи». Лишний вес в том числе?

– А вот за это штрафовали. Но я не мог без лишнего веса. В Корее за две недели похудел на девять килограммов. Играть не хватало сил, бегать было очень тяжело. К матчу с «Лацио» я подошел с лишними кило. Тренер чуть с ума не сошел: «Как он будет играть с таким «перевесом»?!» В итоге вышел и забил. После того матча Палыч подошел к доктору: «Все, Джанашию больше не трогайте. Пусть играет».

– Понимаю вас: грузинская кухня очень соблазнительна. Тяжело не привезти парочку кило…

– Парочку! Если бы «парочку». Я мог привезти восемь, десять. А потом мучения на сборах: сидел возле Семина, ничего не ел, кроме салатиков – чувствовал себя кроликом. Но дело не только в кухне: конституция у меня такая. Кажется, даже если буду пить одну воду – все равно вес наберу. А потом могу стремительно сбросить.

– Какое грузинское блюдо – любимое?

– Сациви!

– Правда, что до перехода в «Локо» вы вообще не пробовали алкоголь?

– Правда. Понимаю, что для грузина это странно, но так сложилось. И да, в плане алкоголя я тоже «обрусел»: вино и чачу не люблю. Вот виски, водка – это да.

– Кто первый угостил в Москве?

– «Локомотив» и угостил! Мы же в мой первый год выиграли Кубок России. Пришлось из Кубка выпить, то-се и пошло-поехало…

– О вас часто говорят: «Заза – самая добрая душа на планете».

– Это все грузинское гостеприимство. Я всегда пытался всем помочь: билеты, футболки, автографы. Помню, перед каким-то из матчей болельщики стояли в кассах за билетами. А холод был, ужас. Поехал их согревать к стадиону – в багажнике «горячительное». Болельщики – это же главное для футболиста. Жаль, что сейчас не все игроки это понимают. Если у тебя нет болельщика – ты не футболист. Когда трибуны скандируют твою фамилию – это лучшее, что вообще можно испытать.

– В Грузии вас узнают?

– Еще как узнают. Когда патруль останавливает, например.

– Ваша страсть к машинам и скорости известна. До сих пор нарушаете?

Я известный нарушитель! В Москве нарушал часто и попадался патрульным. Однажды остановил гаишник. Я спокойно выдаю ему: «Я футболист «Локомотива». А он мне: «А я за «Спартак»!» Пытался убедить его: «Слушай, брат, ну мы же все болеем за футбол, любим игру». А он ни в какую: «Ты играешь за соперников моей команды. Плати штраф».

– Первую машину купили сами?

– Нет, первую дала команда – советская «семерка». Ну а личная первая – BMW. Машин у меня было очень много.

***

– Вы всегда блистали в еврокубках. Это какая-то особая мотивация?

– Конечно. Все футболисты так или иначе хотят, чтобы их заметили не только в рамках своей страны, но и на европейской арене. Это продолжение жизни, движение вверх. Кстати, мало кто из молодежи задумывается о будущем. Даже в Грузии многие молодые игроки считают, что если сейчас хорошо, то не важно, что будет завтра. Это неправильно.

Мы к еврокубковым матчам вообще по-другому готовились, и настрой тоже другой был. Кстати, я до сих пор лучший бомбардир среди легионеров «Локомотива» в еврокубках. Никто не перегнал Зазу!

– И у вас были предложения от европейских клубов…

– Были. «Лацио», «Штутгарт», «Спортинг». Но я даже не знал об этом. Никакие бумаги мне никто не показывал. В любом случае, я бы остался – слишком сильно любил «Локомотив».

– А зарплата?

– О деньгах не думал. Да и руководство мне говорило: «Заза, просто играй, все будет хорошо». Ни разу не просил прибавить зарплату – это было не нужно!

– Вы ездили в Корею. На просмотр?

– Это мне сказали – что на просмотр. Думаю, меня отправили туда, чтобы похудел (смеется). С едой там катастрофа. Наверное, все знают историю, как я неделю ел стейк за 45 долларов, а потом мне сказали, что это собачатина… Температура сразу подскочила до 40 градусов.

Но на следующий день отпустило. Оставшееся время ел только пиццу. Контракт не стал подписывать: сказал, надо домой съездить и все обдумать. Прилетаю в Москву, а меня сразу отправляют в Сочи на сбор. Добираюсь до Хосты… Там матч планируется. Спрашиваю, можно немного отдохнуть после двух перелетов? «Нет, марш на поле!» Вышел, сыграл хорошо. Ну тренер и говорит: «Ты остаешься в команде».

– После «Локо» был еще «Коджаэлиспор» и «Балтика»…

–  «Коджаэлиспор» хотел оформить переход сразу после матчей в 1997 году, но меня не отпустили. В Турции были проблемы с финансами, атмосфера не та, в общем, одни мучения… Однажды звонит мне Палыч: «Заза, что делаешь? Езжай в Калининград, помоги сыну». «Балтику» тогда тренировал Андрей Семин. Ну, как тут откажешь? Поехал. Но там я больше отдыхал, чем играл.

– Карьеру завершили рано…

– Голеностопы убитые. Оба поломаны. Врачи удивлялись, что я вообще хожу – не то что в футбол играю…

– Говорят, на поле вы становились просто сумасшедшим.

– Я всегда играл для болельщиков. Когда твою фамилию кричат – ты не можешь играть плохо. Помню, на матч Грузия – Россия собралось 80 тысяч зрителей. Когда объявляли составы и назвали мою фамилию – все встали и хлопали… Семин тогда был тренером сборной, да и половина самой сборной – «Локомотив». Он очень удивился: «Ты что здесь Бог?»

Тогда я показал свою лучшую игру, мне кажется. Семин спросил после матча: «Ты почему у нас так не играешь?» – «Палыч, посади 100 тысяч зрителей, я еще не так заиграю!»

– Темперамент мешал на тренировках и матчах?

– Дрались с  Гуренко и Черевченко. Они играли жестко, а я не всегда выдерживал, мог грубо ответить. Но потом жали друг другу руки. В официальных матчах не мог себя сдерживать. Дрался с соперниками, с судьями. Сколько у меня красных – страшно вспоминать.

– Сейчас с кем из «того» «Локомотива» поддерживаете отношения?

– Много с кем! Асатиани, Биджиев, Черевченко, Оганесян… С Палычем, конечно же!

– Видитесь?

– Когда Семин был тренером в Азербайджане, приглашал к себе в Баку. От Тбилиси недалеко, но я, увы, не смог выбраться. Сам зову его в гости постоянно. Скоро встретимся, как в старые добрые.

– Добрый, но вспыльчивый – так говорят про грузин? Интересно, как эти качества уживаются в одном человеке…

– Ты ждешь, ждешь, ждешь… А потом все. Тогда лучше убегать от грузина.

– О каком поступке жалеете больше всего?

– Жалею, что ушел из «Локомотива». Мог потренировать детишек или кем-то еще поработать. Но почти все покинули клуб, и я не захотел оставаться один. Да и команда сильно изменилась в тот момент.

– Уходить было тяжело?

– Очень. Я слишком привык к «Локомотиву». Кто знает – может, сейчас я уже настолько привык к Грузии, что теперь будет тяжело уехать отсюда.

– Что про нынешний «Локо» скажете?

– Сейчас «Локомотив» мне нравится – как начали тренировать Черевченко, Оганесян и Пашинин. Верю, что у команды светлое будущее. Ну а мы в Грузии попробуем вырастить футболиста для «Локомотива».

– Хотели бы что-то изменить в своей жизни?

– Сейчас уже нет. Все нормально, все пучком. Что дальше будет – посмотрим… Может, в Москву отправят еще, как в 95-м!

– Хотели бы тренировать «Локомотив»?

– А кто бы не хотел? Особенно из той, «нашей» команды… Все бы хотели поработать в тренерском штабе. Мечтаю оставаться в футболе. Это дело всей моей жизни. Когда получу лицензию «PRO», попытаюсь вернуться в Москву.

– Вы счастливы?

– Очень. 

пресс-служба ФК «Локомотив», Анна Галлай

29 Февраля 2016 12:10

последние Публикации