Всю жизнь – с «Локо»

Всю жизнь – с «Локо»
Многое ли мы знаем об истории «Локомотива» 1930-40-х годов? Свидетельства о команде тех лет собираются по крупицам, они на вес золота. Одним из хранителей той эпохи, безусловно, является болельщик «Локомотива» с 1945-го года Леонид Иванович Елагин. Будучи человеком очень скромным, отзывчивым и коммуникабельным, он для нынешнего поколения наших болельщиков мог бы стать достойным примером для подражания. Вдумайтесь: почти 70 лет стажа боления за «Локо»!..

- Вырос я здесь, на Колодезной улице, около Стромынки, - начинает Елагин свой рассказ для очередного выпуска журнала «Наш «Локо». - Жили в коммуналках. Почти все время проводили во дворе. Там общались, старались находить общие интересы. Объединял, конечно, спорт. Летом у нас был футбол, зимой играли в хоккей. Кстати, площадки заливали на территории современного стадиона. Кого здесь только не было! И Игорь Нетто катался, и Анатолий Ильин! Мы и сами лед заливали, клюшки из проволоки делали – до сих пор понять не могу, как играть ими получалось. На редкость спортивный двор у нас был.

В нашем доме помощники машинистов были через одного. Многие ребята учились в железнодорожном техникуме имени Андреева. Чуть ли не весь дом ходил на «Локомотив». Так и получали мы информацию о «Локомотиве», пропитывались «железнодорожным» духом. Денежки лишние за нами не водились, но цены на билеты были доступные. Стадион нечасто заполнялся до отказа, зато публика была очень интеллигентная. Например, в 1960-х годах завсегдатаем на трибунах был Евгений Кравинский – заслуженный артист, конферансье. Хороший человек, но имел манеру со всеми «лаяться» во время матчей, так его эмоции переполняли.

Футбол действительно был очень яркий, удары в обе стороны на протяжении всей игры. А какая самоотдача! Сейчас посмотришь какой-нибудь матч по телевизору и с грустью ностальгируешь. Иногда мне кажется, что многие игроки в премьер-лиге будто номер на поле отбывают. Взять вот нашу сборную в матче с Венгрией – уныло. Никакой страсти или выучки, наигранных комбинаций. Один нападающий на острие совсем скучал. То ли дело тактические построения нашей молодости. Помню, была система «дубль-вэ» с пятью нападающими. В ЦСКА любили играть по этой системе. Как только матч начинался, сразу пять человек в атаку неслись. Вот это сила была! Я понимаю, что тактика не стоит на месте, футбол движется вперед, но у меня все же есть вопросы к игрокам: есть ли у них желание, искренне они относятся к игре?

Я родился в 1934-м году. Будучи ребенком, до войны часто общался с футболистом «Локомотива» Константином Вавиловым. Колоритный игрок, зубы-то золотые! Он жил в нашем доме, разговорчивый такой. Я маленький был и впитывал все истории как губка. Ребенку ведь ничего интереснее быть не может, чем рассказы о футболе. Команд-то много в Москве было, слухи плодились.

Со многими футболистами мне удавалось периодически общаться. Климачев в гостях был не раз, обладатель Кубка СССР. Кстати, с Николаем Старостиным тоже встретился случайно в метро, но там конечно толком не поговорили. На Преображенском рынке встречал часто Артемьева. Выдающийся атлет - статный, высокий. Есть люди, которые уже рождаются спортсменами – это про него. Я помню, как он в хоккей играл. Класс! Уверен, что и в волейболе, и в любом другом виде спорта он мог бы добиться больших высот. Вот еще вспомнил - с Виктором Лавровым лично знаком не был, но с его сыном в детском лагере в футбол и волейбол вместе играли.



Стадион «Сталинец» построили в 1935-м году для работников электропромышленности, и наша команда переехала со старого «Локомотива», что на Новорязанской улице. Во время войны никаких игр, ясное дело, не проводилось. Голодали страшно, тяжелое время. Только в 1947-м году стало полегче, когда карточки отменили. В то время все московские команды играли на «Сталинце». К примеру, стадион «Динамо» во время войны был оборудован под стрелковую подготовку, нужно было время на возврат к спортивному содержанию арены.  На «Сталинце» очень уютно было, по-домашнему. Футболисты на матч выходили из синего помпезного здания с колоннами у Восточной трибуны. Никаких подтрибунных помещений, к полю игроки шли вдоль трибун. И мы любили выкрикивать что-то футболистам, комментировали все подряд – такое вот развлечение. А они производили впечатление очень важных, немного даже заносчивых людей. Был слышан лишь топот их бутс об асфальт. Шипы-то тогда были совсем другие, бутсы тяжеленные! Это позже Сергей Сальников, спартаковец, перешел на легкие бутсы, ему где-то на заказ их сделали.

Во время войны, помню, в Измайлово построили еще один стадион имени Сталина. Стадион небольшой, одна-две трибуны. Построен стадион был для отвода глаз на случай бомбежки, чтобы сохранить «Сталинец». Там бункер находился, да и сейчас экскурсии в том месте проходят. Подземные ходы очень длинные. Но удивляться нечему, у нас вся Москва перекопана.

Знаете, как «Сталинец» стал «Локомотивом»? По вполне понятным причинам. На пленуме ЦК КПСС в 1953-м году выступил Хрущев, Сталина обвинили во всех грехах, после чего по всему СССР стали отовсюду изымать фамилию умершего вождя. Это коснулось и нашего стадиона, уже в 1954-м году. А в 1966-м году снесли его, и появился уже новый «Локомотив».

Для «Локомотива» многое сделал Борис Павлович Бещев, министр путей сообщения СССР. Он жил «Локомотивом», на матчах присутствовал. А среди игроков той поры выделялся Забелин. Легендарный защитник! Выдающийся игрок, лидер на поле, сколько лет отдал команде. Все было при нем – спортивная злость, цепкость, скорость, физическая мощь. Его во многие команды звали, а он никуда не ушел. Легенда на все времена для «Локомотива».  Также вратарь Грачев запомнился на всю жизнь. Самоотверженный! Зверь! Короткова помню, отлично играл!
Очень рад, что удалось лично познакомиться с ним спустя столько лет в офисе клуба. Не ожидал увидеться, еще ведь игроком помню его. Оботов был прирожденным бомбардиром, сильнейший игрок! Ворошилов, капитан команды – сумасшедший удар, «колотушка». А возвращаясь к легендам, назову Бубукина, Артемьева, Лядина. Но №1 для «Локомотива» это, безусловно, Геннадий Степанович Забелин.



В середине 1960-х болельщики восторгались Козловым и Гершковичем. Шикарная была связка! Козлов потом в «Динамо» ушел, а Гершкович в «Торпедо» вскоре делал погоду наряду со Стрельцовым. Почему уходили лучшие? Деньги всему причиной. Совсем другой уровень был в остальных московских клубах. Это все объективные причины, не стоит осуждать игроков.

Я окончил горный институт, и в 1959-м году поехал работать начальником смены на крупном атомном подземном заводе в Красноярске. Но все равно старался следить за командой, по телефону у друзей многое узнавал. Да и газеты уже стали появляться потихоньку, тот же «Советский Спорт». Газета следила за делами в «Локомотиве», как и журнал «Физкультура и Спорт». «Локомотив» со временем оказался в первой лиге. Прежнего ажиотажа, как мне рассказывали соседи, у нас в районе уже не наблюдалось.

Скучал я вдали от дома. И по «Локомотиву» тоже. Не могу я без футбола. В Красноярске посещал матчи на первенство края. Там тоже был свой «Локомотив» (Красноярск). Однажды я поехал в Читу на матч, чтобы посмотреть на тамошний «Локомотив».

Никуда я без «Локомотива»… На футбол и хоккей, дружно всем районом! Так и болели в наше время, не были избалованы. А сейчас я порой слышу от ребят, что за «Баварию» болеют или «Реал». А иногда еще и по очереди, смотря какая команда в Лиге чемпионов побеждает. Ну, как так можно? Живешь ведь в России! Я за «Локомотив» с 1945-го года, всю жизнь! С ума сойти… Неужели такой стаж? Ах, как годы летят.

Кирилл Брейдо, пресс-служба ФК "Локомотив"

27 Ноября 2014 15:54

Теги: клуб болельщики

последние Публикации