Геркус: Все соперники получат от нас по полной программе

Геркус: Все соперники получат от нас по полной программе

Гостем «Царьграда» стал один из самых значимых футбольных руководителей страны, президент ФК «Локомотив» Илья Геркус.

О чемпионстве не думаем, в Лиге Европы пройти бы «Ниццу»

– Илья Леонидович, «Локомотив» идёт на 1-м месте. В чём секрет успеха?

– Я бы пока не оценивал успех. Это некий промежуточный этап. Мы в команде сейчас стараемся об этом не думать. А думаем о том пути, который предстоит. Вот в конце сезона, если он будет удачным для нас, мы сможем ответить на этот вопрос.

– За 10 туров до окончания чемпионата России «Локомотив» имеет довольно солидное преимущество (8 очков) перед ближайшими преследователями. А что будет, если «Локомотив» провалит концовку сезона, как это в последнее время делал «Зенит»? Вы как-то моделируете эту ситуацию?

– Я стараюсь не думать об этом. Мы настраиваемся на борьбу и будем играть на максимум со всеми без исключения, ни секунды не теряя концентрации.  Ребята сейчас выжимают из себя всё, чтобы быть готовыми максимально, и выигрывать каждую игру. Как будет и чем всё это закончится, мы не знаем. Это футбол, и здесь всякое может случиться. Но в одном мы уверены на 100 % – мы точно дадим бой всем! То есть все соперники получат от нас по полной программе.

– Какой бонус вы приготовили своей команде в случае, если «Локомотив» станет чемпионом?

– Ничего сверхъестественного. Поверьте, главной наградой в случае успеха, будут не деньги. Мы играем не для этого.

– Правда?  Премиальные не заложены в бюджет?

– Ну, конечно, заложены. У всех команд есть премиальные. Странно было бы стать клубом, у которого нет премиальных.

– Вы готовы выиграть в нынешнем году Лигу Европы?

– Тут всё проще. В Лиге Европы мы идём от матча к матчу. Тут нет сверхзадач. Это замечательный турнир, и мы очень рады, что мы там есть. Всё-таки мы не каждый год там участвуем. И соперники хорошие. Но я бы не забегал вперёд. Сейчас надо выиграть дуэль с французской «Ниццей».

– Что бы вы посчитали успехом в Лиге Европы?

– Пройти «Ниццу», это будет успех.

– И всего то? А как же высокие цели, вроде тех, которые в 2005-м перед ЦСКА поставил Валерий Газзаев – непременно завоевать Кубок УЕФА? 

– Для нас – нет. Мы уже лет 10 не проходили этот этап. Надо сравнивать себя не с «Манчестер Сити», а с самими собой и другими русскими клубами. У нас нет задачи в этом году любой ценой выиграть Лигу Европы – это, во-первых. А во вторых, там должен быть элемент удачи и везения. И состав соперников должен быть, что называется, «по зубам».

– Есть ли у России исторический шанс, что два русских клуба в 2018 году встретятся в финале ЛЕ?

– В этом розыгрыше, как никогда, очень сильный набор соперников, любому русскому клубу дойти до финала будет крайне сложно. Мы все любим спотыкаться на первых матчах. Поэтому, давайте для начала вчетвером («Локомотив», «Спартак», ЦСКА и «Зенит») пройдём в следующий этап, а там уже пофантазируем и помечтаем о русском финале.

– Как выстроены ваши отношения внутри русского футбола, в РФС, РФПЛ? Случалось ли Вам спорить с (президентом ПФК ЦСКА) Евгением  Гинером и отстаивать свои позиции?

– Честно говоря, разные бывали ситуации, в том числе и такие. Спорить с Евгением Ленноровичем сложно. Он всегда приводит массу аргументов. Его опыт играет в его пользу. Он умеет отстаивать свою точку зрения. Это, пожалуй, самый успешный футбольный менеджер в России. А что касается отношений, то могу сказать, что у меня замечательные отношения со всеми руководителями клубов РФПЛ.

– Кто станет чемпионом России в 2018 году?

– Хочется ответить как-нибудь не банально, но, боюсь, у меня не получится. Тот, кто будет сильнее этой весной, и наберёт наибольшее количество очков.

– Кто ваш главный соперник в этом сезоне?

Это «Спартак», с которым нам предстоит сыграть первую же игру после зимней паузы. И для них это будет смертельно важный матч. Нам в этом смысле немного проще. «Зенит» может прибавить. Я считаю, потенциал этой команды полностью не раскрыт. И если они его раскроют, всем придётся непросто. ЦСКА всегда выдавал мощные концовки сезона. Мы прекрасно помним, как армейцы нас обошли, будучи далеко позади, феноменально выиграв тогда 10 из 11 матчей.  Ну и «Краснодар» всегда был для всех загадкой. Вот эти пять клубов, думаю, и разыграют между собой золото чемпионата.

– Поговорим об управлении футболом. Леонид Федун предложил свою концепцию выхода футбольной отрасли из кризиса. Как Вы считаете, какие перемены назрели в нашем футболе? Какой будет дан импульс после Чемпионата мира 2018 года? Или же никакого импульса не будет? Проведут ЧМ и оно как-то само собой всё устаканится?

– Мне кажется, что тему Леонид Арнольдович поднял очень своевременно. Мы и до этого много говорили о том, что нуждаемся в переменах. Но я  не назвал бы это кризисом. Просто наш футбол, скажем так, остро требует развития. С другой стороны, сейчас мы получаем внимание всей страны к нашему виду спорта и инфраструктуру, которая останется после ЧМ. Это возможность. Ей можно воспользоваться, а можно не воспользоваться. Но такой шанс упустить будет очень обидно. Поэтому  надо что-то делать. Мне кажется, надо менять подход к профессиональному футболу в стране. Надо уходить от советско-социалистического способа управления  к современным методам. Надо посмотреть на структуру всех дивизионов и привести её в соответствие с реальностью. Осознать, что мы живём в большой стране, и сделать жизнь клубов проще. Чтобы они играли сначала с теми, кто рядом находится, а потом лучшие из них с теми, кто находится на противоположной стороне страны. То есть разделение лиг на географические зоны я приветствую.

– Согласно одному из предложений Леонида Федуна в целях повышения посещаемости кубковых матчей на определённой стадии команды-гранды должны будут проводить свои матчи с командами рангом ниже в городах, где нет команд РФПЛ (Калининграде, Сочи). Предположим, в четвертьфинале вы встречаетесь «Шинником», игра домашняя. Вы поедете играть этот матч в Калининград?

– Если это будет решение Исполкома, конечно, поедем. Мы законопослушный клуб. Я  понимаю идею – нужно как-то использовать стадионы ЧМ-2018. Они не должны простаивать.  Но правильно ли там играть ранние стадии Кубка? Вот тут я, скорее, скептически отнесусь и скажу, что нет. Всё-таки присутствие «домашней» публики улучшает зрелищность. Мы играем для того, чтобы люди ходили на стадион. Если же, по каким-то признакам, мы будем понимать, что там соберётся полный стадион, то почему нет. Но мы должны это как-то продумать и проанализировать.

Здесь я бы выделил два вопроса: первый – нуждается ли Кубок России в реформировании? И я думаю, что, скорее, да. Потому что многие клубы относятся к нему несерьёзно. И на ранних стадиях аншлаги мы редко видим. Только когда к небольшим клубам в провинцию приезжают гранды. Там это интересно, стадион битком. И второй вопрос – как воспользоваться инфраструктурой? Что с ней в Саранске, Сочи, Нижнем Новгороде, Волгограде будет? Кто ей будет управлять – клубы или города, муниципалитеты? Тут пока вопросов больше, чем ответов.

Российский футбол проигрывает в раскрутке имиджа российскому кино

– Поговорим о посещаемости. У всех клубов за исключением, пожалуй, «Спартака» и «Зенита» она оставляет желать лучшего. Это проблема клубов или же это имиджевая история всего русского футбола?

– Это проблема всей отрасли в целом и клубов в частности. Но клубы РФПЛ неотделимы от русского футбола. Имиджевое падение – такая проблема есть. Футбол, к сожалению, является традиционным видом развлечения, который не предлагает такого уровня адреналина, комфорта и интереса, который предлагают другие виды досуга. Почему-то людям перестало это быть интересно.

– Давайте сравним футбол с кино. Есть фильм «Викинг», который мне не нравится, а есть «Движение вверх», который прекрасен. Обе картины объединяет только то, что они мощно прорекламированы в информационном пространстве. И это привело к рекордам по просмотрам и по кассовым сборам.  Почему РФПЛ и РФС, обладая достаточно серьёзными ресурсами, не занимаются чем-то подобным, не рекламирует наш футбол?

– Так никто этим и не занимается. И «Матч ТВ» в том числе. Вернее, пытается заниматься, но мы видим, что пока не сильно удаётся.

– Почему?

– Потому что не осознают, что мы соревнуемся с кино, и должны применять весь арсенал маркетинговых инструментов такой же, как в кино. Но мы это уже стали обсуждать. Мы сейчас работаем над новым брендом РФПЛ, на базе которого уже можно дальше продвигать продукт под названием «российский футбол». Сейчас он пока не является максимально привлекательным. Хотя есть пример хоккеистов, которые создали замечательный, яркий бренд КХЛ. Я своими глазами регулярно вижу людей, которые зимой ходят в шапочках с логотипом КХЛ. В шапочках РФПЛ никого не вижу.

– Придумать новую концепцию развития футбола, в том числе его имиджевую составляющую и инфраструктурные проекты, -  возможно ли это при нынешней администрации РФС?

– Всё возможно. Только вопрос – от кого инициатива исходит? Я считаю, что, конечно, клубы должны проявлять больше инициативы. Но если РФС будет помогать, будет намного проще.

– РФС не помогает?

– Я могу оценивать только короткий период, потому что я только сейчас вплотную столкнулся с РФС. Так вот сейчас, мне кажется, движение есть. Принята стратегия, и по этой стратегии делаются реальные шаги. Но потребителю эти изменения, к сожалению, не будет видно довольно долго. Потому что там нужно проделать огромную проектную работу. Это как строить дома.

– Позвольте вам возразить. Возьмем, к примеру, армию. 5-7 лет назад Вооруженные силы России были историей с негативным оттенком. Сейчас имидж армии просто потрясающий!

– Имидж должен соответствовать внутреннему наполнению. В армии проделали работу по этому самому наполнению плюс невероятно крутая раскрутка в обществе и СМИ. Реформа армии шла все эти годы. И потом наши ВС всё-таки одерживали боевые победы. Это тоже позитивно. Плюс в непростое время мы, как общество, сплотились вокруг армии, и мы действительно на неё сейчас полагаемся. Но это государственный институт. Футбол же - это общественный институт. Поэтому он сложнее. Общество само должно им управлять.

В руководстве футбола пока нет своего Сергея Шойгу

– «Общество должно управлять футболом», это примерно то же самое, как «рынок сам себя регулирует» – игра слов и никакой конкретики.

– К сожалению, это так. У нас футбол, это общественная самоуправляемая организация.

– Может быть, в футболе нужен свой Сергей Шойгу? Я имею в виду персону, которая обладает энергией, связями и жёсткостью действий.

–  Возможно, когда такой человек появится, мы все вокруг него объединимся и поддержим его.

– Сейчас такого нет?

– Мы знаем, какая сейчас ситуация управления футболом. Но, ещё раз повторю, – это не катастрофа, это просто сложный период. И мы его преодолеваем. Мы нашли пути. Мы не сдаёмся, не опускаем руки и действительно работаем.  И руководство РФС очень позитивно на это влияет. И если появится какой-то супер-менеджер, тем лучше для нас.

– Как вы думаете, Виталий Мутко после ЧМ-2018 вернётся на пост главы РФС?

– Мне сложно это комментировать. Сейчас он принял решение и нужно с уважением к нему относиться.

– С исполняющим обязанности президента РФС Александром Алаевым вам удавалось оперативно решать конкретные задачи? Вот так, чтобы сняли трубку, позвонили, и вопрос решён.

– Да. Например, проведение матча сборной на нашем стадионе. Это довольно значимое для нас решение. И при этом мы быстро координировали наши действия и работали достаточно эффективно. Причем по телефону.

– Вернёмся к «Локомотиву». Сегодня вы можете сказать, что все разногласия с главным тренером Юрием Семиным урегулированы, и вы, как команда, сработались?

– Мы, как команда, всегда работали. У нас, если и были какие-то закадровые разногласия, то, мне кажется, больше пресса об этом говорила. А на самом деле у нас достаточно рабочие и очень плодотворные отношения. И мы вдвоём настроены сейчас на успех.

– Что случилось с трансфером защитника чешской «Спарты», воспитанником ЦСКА Вячеславом Караваевым? По некоторым данным, буквально в последние минуты этот трансфер, на котором «Локомотив» настаивал, «зарубил» Семин.

– Мы не настаивали, мы предлагали кандидатуру Вячеслава на внутреннее согласование. Но он его  не прошёл. Так бывает. У главного тренера есть право вето, и он им пользуется иногда.

– Говорят, «Спарта» уже считала, что она продала вам этого игрока, но в последний момент трансфер сорвался и на место Караваева взяли другого футболиста.

– «Спарте» надо было быть аккуратнее, потому что договор о трансферном переходе не был подписан и по рукам, как говорится, не ударили. Такое бывает в футболе. Это неприятная ситуация и нам, правда, неловко перед «Спартой», но мы сказали «нет» в тот момент, когда ещё можно было. То есть рамок приличий мы не нарушили.

– Артём Дзюба может перейти в «Локомотив».

– Мне, по крайней мере, об этом ничего неизвестно.

–Знаете ли вы, в каком году зародилось фанатское движение «Локомотива»?

– 1981 год. Я видел, болельщики пишут на своих баннерах «81».

– Знаете ли вы как называли фанатов «Локомотива» в 80-е годы?

– Я знаю, как сейчас называют. А вот в то время…  Не припомню.

– Парфюмерщики.

– Нет, такого я не слышал. А почему «парфюмерщики»?

– Когда был издан горбачёвский «сухой закон», именно фанаты «Локомотива» освоили употребление внутрь доступной  парфюмерной продукции.

–  Бывший президент клуба Ольга Смородская для «Локомотива» – это добро или зло? И испытываете ли Вы чувство умеренного восторга от того, что за 2 года работы в клубе Вам удалось сделать больше, чем Смородской за 6 лет?

– Ольга Юрьевна – это прошлое «Локомотива». Как бы она ни руководила, не мне судить. Я своих коллег стараюсь никогда не оценивать. Человек работал, как считал нужным. Сравнивать себя с ней тоже не очень правильно. Кто лучше, кто хуже - это не важно. Главное, что мы добиваемся выполнения тех спортивных и маркетинговых задач, которые ставим перед собой. Вот с этим надо сравнивать. Мы  успешный клуб сегодня.

– Предыдущие сотрудники «Локомотива» говорили о непростом характере Смородской. Почему русский человек, становясь начальником, должен непременно орать на подчинённых, быть тираном  и требовать работать круглые?

– Нет, я не соглашусь с такой позицией. Мы знаем много примеров, когда человек добивался успеха, не будучи таким стереотипным начальником. У меня совсем другие принципы работы. Мне нравится, когда люди становятся единомышленниками, когда они разделяют мои ценности. Когда не приходят на работу только для того, чтобы получить жалование, а когда мы все вместе добиваемся чего-то.

С фанатами выстраиваем отношения, но недовольные будут всегда

– Какие у вас отношения с фанатами?

– Я думаю, лучше об этом у них спрашивать, но я надеюсь, что хорошие. Со своей стороны я делаю ровно то, что хотел бы получить, будучи болельщиком. И мне кажется, мы как клуб даём болельщикам то, что они хотят. Думаю, мы едины сейчас.

– Фанаты должны быть на футболе или их нужно запретить, как предложил недавно один из губернаторов?

– Я не знаком с этой ситуацией. Возможно, он имел в виду какие-то экстремальные эксцессы. Болельщики - это органическая часть футбола. Как можно их запретить?

– Почему «Локомотив» уволил руководителя по работе с болельщиками Алексея Ерунова? Ведь он обладал большим авторитетом в той среде.

– Когда я заступил в должность, он находился во французской  тюрьме по обвинению в организации беспорядков в Марселе на ЧЕ-2016. Вместо него работал Михаил Теплов. Потом я позвал достаточно опытного менеджера Ивана Кузнецова. И когда Алексей вернулся, мы с ним обсудили ситуацию и пришли к такому выводу, что ему лучше не заходить заново на эту работу, потому что вокруг его имени  есть отрицательная имиджевая история.

– Знаете ли вы, что фанаты «Локомотива», которые по сравнению с ЦСКА, «Спартаком» и «Зенитом» слывут достаточно мирными людьми, в чёрном списке МВД составляют аж  60% от общего количества?

–  Мне сложно это комментировать. Видимо, они не такие мирные, как вам кажется

– Львиная доля этих болельщиков была задержана в Сочи, на финале Кубка России. Как такое могло произойти и почему эту ситуацию клуб не смог решить на месте? При этом многие болельщики были задержаны на несколько суток.

– Боюсь, я не совсем понимаю, что подразумевается под словами «решить на месте». Люди были задержаны правоохранительными органами, которые имели законные основания для их задержания. Эти дела потом рассматривал суд. 

– Но ведь не секрет, что многие клубы решают такие вопросы. Даже Мутко как-то решал такие вопросы в полицейском участке на матче сборной России в Мариборе.

– Мы постарались максимально благоприятно для болельщиков повлиять на эту ситуацию. И я думаю, что мы повлияли на самом деле. Последствия для многих были более мягкие, чем могли бы быть, если бы мы не вмешались.

– Вы говорили, что в 2017 году будет организована встреча команды с болельщиками. Однако, встреча не состоялась. Почему?

– Эту встречу мы, обсудив внутри, решили отложить на конец сезона. Сейчас очень тонкий момент. Команда настолько хорошо чувствует дыхание трибун, что это будет просто лишним. Она от этого только расфокусируются. И ребятам сейчас тоже нужно собраться и сконцентрироваться на поддержке. Сейчас настолько всё хорошо, мы настолько успешный сезон проходим, что им надо от вопросов сейчас постараться воздержаться. Да и потом, какие у фанатов сейчас могут быть вопросы? Мы лидируем в чемпионате.  И любую ситуацию, которая сможет это единство подорвать, нужно избегать любой ценой.  У нас очень много соперников и очень много внешних обстоятельств, которые могут нам помешать прийти туда, куда мы все хотим прийти. Поэтому  встреча болельщиков с командой сейчас абсолютно неуместна. Самая лучшая встреча с болельщиками – она проходит на стадионе. И чем больше их будет на матче против «Спартака», тем значимее станет эта встреча. Вот там мы готовы встречаться каждую игру. Приходите и встречайтесь.

ФИФА не способно уничтожить бренд, создаваемый поколениями менеджеров, как это сделал МОК

– Поговорим о ситуации, которая сложилась сейчас вокруг наших олимпийцев. Что бы вы сделали, если бы были на посту президента Олимпийского комитета России?

– Честно говоря, нехорошо так говорить, но я очень рад, что я не на посту президента ОКР. Всем, кто там сейчас находится у руля, не позавидуешь. Я даже не представляю себе, как они сейчас живут, и под каким давлением находятся. То, что происходит с олимпийским движением в мире, – это просто катастрофа! Это трагедия! МОК сейчас явно разваливается. С ними происходят какие-то чудовищные вещи. Они меняют правила, и сами не понимают новых правил, и не могут это объяснить. Они разрушают бренд олимпийского движения.

– Наши атлеты будут выступать на Олимпиаде под белым флагом. Что бы вы как болельщик посоветовали нашим олимпийцам? Призвали бы Вы их к бойкотированию этой Олимпиады?

– Ни в коем случае! Никого ни к чему не призываю. Но лично я бы не поехал в этой ситуации. Но к счастью, я не являюсь спортсменом, и передо мной такой тяжёлый выбор не стоит. Но для меня это большая часть спорта – то, что выступая, ты представляешь свою страну. В этом, на мой взгляд, и есть смысл олимпизма. Люди, которые занимаются профессиональным спортом, которые долгие годы готовились к этой Олимпиаде, они принимают индивидуальное решение. И это решение надо уважать.  Нельзя относиться к этому как-то по-другому. Нельзя осуждать или упрекать их в чём-то.

– Видите ли вы (а сейчас может быть всё что угодно) угрозу проведения ЧМ по футболу в России?

– У меня есть внутреннее ощущение, что ФИФА это всё-таки более сплочённый организм. Они ценят тот бренд, который создали предыдущие поколения спортивных менеджеров. И они вот на такое не способны. И ЧМ в России для них огромная ценность. И всё своё предыдущее развитие ставить под угрозу одним таким чудовищным решением, я думаю, они не станут. Хотя  допускаю, что давление на них оказывается очень сильное.  Политическое давление. Это часть большой политической игры. Мы не знаем достоверно, но мы все догадываемся, что она ведётся. Но я всё-таки уверен, что ФИФА оставит в силе решение проводить Чемпионат мира по футболу у нас, в России.

 

«Царьград», Андрей Малосолов

30 Января 2018

Теги: основной состав геркус илья

последние Публикации