Фарфан: Страшен ли «Зенит»? Смешной вопрос

Фарфан: Страшен ли «Зенит»? Смешной вопрос

В преддверии центрального матча 15 тура 33-летний перуанский форвард «Локомотива» дал эксклюзивное интервью «Матч ТВ».

– Вы трехкратный чемпион Перу, 4-кратный – Голландии. Как чувствуете себя в роли лидера чемпионата России?

– Так же, как в Перу и Голландии. У меня хватило амбиций, чтобы выиграть титулы там, хочу повторить это и в России.

– Наше первенство совпало в вашими представлениями о нем до приезда в Москву?

– Здесь уже играли несколько моих знакомых. Они рассказали, что чемпионат России – качественный и сложный турнир. У команд не такой уж большой разброс по уровню, класс игроков тоже различается не очень сильно, против них трудно играть. Пока не поступило предложение «Локомотива», особо не думал о России, но теперь счастлив, что попал в ваш чемпионат. Серьезное состязание, как и ожидал. Очень понравилось, как меня приняли в клубе. У нас тут что-то вроде крепкой футбольной семьи.

– До «Локомотива» вы выступали за «Аль-Джазиру» из Эмиратов. По климату и традициям – довольно далекая от России страна. Не пугал жизненный зигзаг?

– Совершенно. В таких случаях возможная проблема – в голове, есть футболисты, которые не готовы настолько резко менять обстановку. Но я был готов, так что никаких проблем.

– Вы католик, Эмираты – ортодоксальная мусульманская страна. Грустно вам там жилось?

– Трудновато. Но там такие устои, что мне оставалось делать?

– Научите, как в 40 градусов жары не носить шорты.

– Да вроде носил, сейчас уже и не вспомню. И близкие мои ходили в шортах, на запреты не нарывались. Невозможно в такую жару носить штаны.

– На днях вам предстоит отправиться на стыковые матчи сначала в Новую Зеландию, затем в Лиму. Привыкли к дальним перелетам?

– К ним тяжело привыкнуть. Действительно долго лететь. Но это часть моей работы, от нее не убежать. Музыка, фильмы, сон, общение с друзьями и родственниками, если они летят со мной… Очень горжусь тем, что надеваю в сборной майку своей страны. Ради этого готов летать еще дольше.

– Трагедия с «Шапекоэнсе» не сделала вас более опасливым к самолетам?

– Стараюсь не думать о таких вещах. Жуткая драма, тяжелый момент для всего мира, не только футбольного. Аварии в воздухе – не редкость для Южной Америки, но эта окончательно потрясла всех. Очень жаль погибших и их близких. Моих знакомых на борту, к счастью не было, но знакомые друзей были.

– Ваш первый клуб – «Альянса Лима». В 1987 году самолет со всей командой на борту тоже разбился недалеко от столицы Перу. Как клуб пережил ту трагедию?

– Был тогда совсем маленьким, три года, но даже у меня остались обрывочные воспоминания о том кошмаре. Погибло много звезд перуанского футбола, это стало страшным ударом для клуба.

– Самолет разбился о воду, единственным выжившим оказался пилот. Как так могло получиться?

– Специально не интересовался, а помнить такое, разумеется, не могу.

– Какой из ваших перелетов был самым жестким?

– Их было два. Из Лимы в Амстердам, когда мы никак не могли сесть и кружили над аэропортом. Пассажиры кричали «Мы не хотим умирать!», рыдали и все такое. Потом летел из Гельзенкирхена в Штутгарт. На совсем маленьком частном самолете, в нем были только я и пилот. Трясло так, что ни о чем думать не мог, молил Бога об пощаде.

– В каком районе Лимы родились?

– В таком, где не было поля для игры в футбол. На песчаном пустыре торчали две палки, изображающие ворота и все. Бедный район.

– И семья ваша не была богатой?

– Точно. Отца я никогда не видел, мама работала с утра до ночи, чтобы прокормить и выучить меня. Закончил школу благодаря ей и сразу с головой ушел в футбол. Братьев и сестер у меня нет.

– Три ваших дяди – в недавнем прошлом профессиональные футболисты. Помогли?

– Семья у меня действительно футбольная. Дед и три его сына играли на серьезном уровне. Они были моими первыми учителями в футболе и в «Альянса Лиме».

– В Перу люди хорошо живут?

– По-разному. Есть бедные, есть богатые.

– 115 место по ВВП на душу населения – не очень высокий показатель. Жизнь в Перу и России можно сопоставить?

– Я не так хорошо знаю Россию, а вы – Перу. Вряд ли получится точно сравнить.

– Перуанские футболисты – элита? Между ними и болельщиками большая дистанция?

– У нас нет значительного разделения, футболисты в Перу – не каста избранных, они достаточно близки к народу. Население страны около 30 миллионов человек, очень многие играют в футбол на разном уровне, и я не стал бы говорить о какой-то нашей элитарности.

– В период выступлений за ПСВ и «Шальке» играли когда-нибудь против «Зенита»?

– Ни разу.

– В Санкт-Петербурге были?

– Тоже нет. Слышал, очень красивый город. Хочу увидеть его хотя бы через окно отеля или автобуса.

– В чем-то Санкт-Петербург похож на Лиму. В вашей столице, говорят, мало солнца, высокая облачность. В нашей Северной столице тоже.

– Вот как? Стало еще интереснее. В Лиме действительно есть особенность – постоянные облака. Необычно для южных широт. Только там намного теплее, чем в России.

– Видели «Зенит» в деле? Страшно?

– Вот сейчас вы смешно спросили. Чего бояться? Они и мы футболисты, победитель заранее неизвестен. Я тут недавно против Месси сыграл и не очень боялся, честно говоря. В «Зените» есть сильные ребята, но и мы не из последних. Обеим командам важно сделать хорошее шоу, в котором «Локомотиву» нужно еще и победить. Разве это повод для страха?

– Как победить «Зенит» – перебороть или переиграть?

– Не допускать ошибок. Нам придется и играть, и бороться, из этого вообще состоит футбол. Да и ошибки наверняка будут: главное, чтобы не глупые и поменьше. Не стоит пропускать на последних минутах таймов, дарить мяч сопернику у своих ворот и так далее.

– Ездили когда-нибудь на российских поездах?

– Нет. Хотя постойте, не так давно мы прибыли на стадион на чем-то железнодорожном, вроде метро. Из-за пробок, кажется.

– Раньше игрокам «Локомотива» присваивали почетное звание, позволяющее ездить на всех поездах страны бесплатно.

– Да ну? Буду знать. Хоть и не пригодится, наверное.

– Лучший перуанский футболист всех времен – Кубильяс. А русский?

– Надо подумать. (Думает). Слышал много имен, но выделить кого-то не смогу.

– Если будут спрашивать в следующий раз, отвечайте – Яшин.

– Понял. А где он играл?

– В «Динамо». Юрий Семин хоть чем-то похож на Феликса Магата, который тренировал вас в «Шальке»?

– Что? Нет, нет-нет! Как их можно сравнивать? При Магате была чистая казарма! Мы вставали в 6 утра, целый час носились по лестницам, боролись один на один, причем надо было, чтобы кто-то в итоге обязательно рухнул на землю. Его вообще ни с кем нельзя сравнивать, Магата! Семин не такой.

– Но и не тихоня. На вас кричал когда-нибудь?

– Вряд ли это можно назвать криком. Повышал голос, но у него просто манера общения такая. Немного жестковатая.

– У русских есть загадочная душа. Какова отличительная черта перуанцев?

– Открытость. Общительность, коммуникабельность. И еще у нас очень красивая страна с такими достопримечательностями как город Куско и Мачу-Пикчу.

– Чем коренные инки отличаются от остальных перуанцев?

– В Перу мы все инки. И у нас не принято обсуждать эту тему.

– Говорите на языке коренного перуанского населения кечуа?

– Нет, только по-испански.

– Правда, что одно из перуанских блюд готовят в ямке из камней?

– Почему одно? Это традиция нашей кухни. Мостят камнями яму в земле, раскаляют их, потом кладут туда много мяса, кукурузу, картофель, рис, овощи, накрывают пальмовыми листьями. Получается пачаманка. Хотя блюдом номер один в Перу считают севиче – рыбу, наскоро замаринованную в лайме.

– Эквадорец Кристиан Рамирес из «Краснодара» рассказывал мне, что никогда не стал бы есть блюдо, которое готовят в Андах. Называется оно куй и представляет собой запеченую морскую свинку. Вам нравится такое?

– Нет, мне не нравится куй. Понимаю Рамиреса.

Фарфан зашел в телефон и с содроганием показал целую галерею морских свинок.

– Вот тут они живые – а вот печеные. Как их можно есть?

Хотя на самом деле показалось, что можно.

– У аргентинцев мате, у перуанцев – чай из коки. Пьете его в России?

– Мы не так привязаны в этому напитку, как аргентинцы или уругвайцы к своему. К тому же футболистам нельзя: могут возникнуть проблемы на допинг-контроле.

– Какое место в Перу ваше любимое?

– Мой дом! Ни гор, ни моря не нужно – только дом, только семья. А уже потом пляж.

«Матч ТВ», Евгений Дзичковский

27 Октября 2017

Теги: основной состав фарфан джефферсон

последние Публикации