Ольга Смородская: «Только свободные личности дадут результат»

Ольга Смородская: «Только свободные личности дадут результат»

Президент «Локомотива» Ольга Смородская побывала в видеостудии «Комсомольской правды» и ответила на вопросы ведущего. Публикуем текстовую расшифровку этого интервью.

Будем бороться за выход из группы

- Начнем с последних событий. «Локомотив» неожиданно уступил дома «Андерлехту». Что стало причиной этого поражения?

- Оно имеет несколько причин. Во-первых, плохое судейство. В Лиге Европы бригады арбитров должны быть более высокой квалификации, чем та, что обслуживала наш матч. Слишком много ошибок они допустили. Я надеюсь, что какие-то выводы в этой связи будут сделаны. Во-вторых, были проблемы при реализации стопроцентных голевых моментов. Это тот компонент футбола, над которым команде надо работать. Очень редки примеры, когда за один матч у ворот соперника удается создать 14-15 голевых моментов. Свои шансы надо реализовывать. Нельзя их просто так разбазаривать. К сожалению, мы сами виноваты в том, что у нас такая низкая реализация голевых моментов. Хотя нельзя не упомянуть и об отсутствии элементарного везения.

- Какие у вас ожидания от следующих матчей Лиги Европы?

- В групповом турнире предстоит сыграть еще четыре тура, и я не вижу никакой трагедии в поражении от «Андерлехта». Мы обязательно будем бороться за выход из группы.

- Успеет ли команда восстановиться к матчу с «Анжи»?

- Мы уже почти два месяца играем в тяжелом графике, да еще и с регулярными перелетами. Но тем не менее я считаю, что команда выдерживает этот ритм благодаря глубине состава. К сожалению, не обходится без травм. В лазарете находятся Тарасов, Оздоев. Словом, есть проблемы. Но пока мы выдерживаем.

– В Европе график с двумя матчами в неделю считают нормальным.

– Я с этим согласна. Однако есть одно «но». Перелеты в Европе и в России – две большие разницы, как говорят в Одессе. У нас большая страна. Перелеты занимают по 2,5-3 часа, и организму после них непросто перестроиться. Если бы лететь предстояло меньше полутора часов, это было бы гораздо легче. 

В футболе нельзя добиться результата быстро

- В последнее время очень много говорят и пишут про «Анжи». Как вы относитесь к этому проекту?

- Сложно. С одной стороны, хорошо, что в Россию приезжают реальные легенды футбола. Вместе с тем в футболе нельзя ничего сделать быстро, просто накупив дорогих игроков. Им надо притереться друг к другу, сыграться. Создание топ-команды – непростой процесс. С другой стороны, махачкалинский клуб, к сожалению, сопровождает много скандалов.

– Как вы думаете, к чему приведет история «Анжи»?

– Поживем-увидим. Не я автор этого проекта. Я уверена, что руководители клуба много думали над тем, какую выбрать стратегию, как и что им делать. Но такой способ развития команды в недалеком прошлом использовало «Динамо». И, к сожалению, успеха он не принес. Я не желаю никому фиаско. Я хочу развития футбола. Хорошо, если у «Анжи» все получится.

- Критики говорят, что такие дутые проекты не приносят успеха. Характерный пример – «Манчестер Сити».

– Это не одно и то же. В «Манчестер Сити» серьезные деньги были влиты четыре года назад. И некоторое время команда не добивалась результата. Но сейчас клуб строит нормальные отношения – такие же, как и другие участники футбольного процесса в Англии. И сегодня у «Манчестер Сити» уже есть результат. Команда идет в верхней части турнирной таблицы. Она вышла на поступательный путь развития, не стараясь забросать всех деньгами. И результат приходит. Но им понадобилось четыре года.

- Особенность «Анжи» еще и в том, что покупаются звезды на излете, на последний большой контракт. Хотя при этом поведение того же Роберто Карлоса вызывает уважение и восхищение. Но можно ли надеяться, что и другие западные звезды будут отрабатывать свои деньги на все сто?

- Можно. Хотя это очень глубокий и серьезный вопрос. Он касается и психологии, и медицины, и адаптации в стране. Россия еще не интегрирована в Европу. Что же касается Роберто Карлоса, это уникальная личность. Он не только великолепный футболист, он еще и умный, достойный человек. От его приезда к нам выиграл весь российский футбол. Но как у него получится на новом поприще играющего тренера, не известно даже ему самому. Посмотрим. Я желаю Роберто Карлосу удачи. 

Что же касается звезд на излете, нельзя всех грести под одну гребенку. Некоторые футболисты хотят показать, что они еще способны на очень многое. А другие действительно доигрывают свой контракт и не более того. Все зависит от личности футболиста, которого покупают, пусть даже на излете.

- Вас удивила новость про смену тренера в «Анжи»?

- Нет. Я понимала, что рано или поздно Сулейман Керимов очень глубоко разберется в ситуации. И он разобрался.

Довольна проведенной селекцией

- На пост нового тренера «Анжи» прочат разных кандидатов – от Бенитеса до Хиддинка. К звездам-футболистам хотят пригласить звездного тренера. Это правильный путь? Это реально?

– Я считаю, реально.

– Чем вы руководствовались, когда выбирали своего тренера – Жозе Коусейру?

- К тренеру обычно очень много требований. Хочется красивого футбола, глубокого понимания психологии, каких-то новых тренерских идей, новых методик. То есть угадать на все сто фантастически трудно. Этот процесс нельзя формализовать и до конца понять. Здесь есть очень большой процент везения, удачи. Нельзя просто захотеть получить тренера с теми характеристиками, которые важны для тебя, и гарантированно попасть в точку. Всегда существует значительная вероятность ошибки.

- Специалисты и журналисты после назначения Коусейру выдвинули свою версию главной причины его выбора: португалец не имеет никаких связей с российским тренерским сообществом. Для вас это был важный момент?

– Это публичная версия. Конечно, это имело какое-то значение, но далеко не решающее, а, наоборот, очень даже небольшое.

– Будет ли когда-нибудь названа причина увольнения Юрия Красножана?

- А вы спросите, за что уволили Гаджиева. Про Красножана, я считаю, хватит разговаривать.  

- Поговорим про селекцию «Локомотива». К новичкам команды нет вопросов – они здорово играют. Но когда они пришли в команду, большинство болельщиков задалось вопросом: «А кто это?» Как «Локомотив» ищет своих новобранцев?

– Это профессия. И профессия эта называется селекционер. Над выбором новичков у нас работает целая служба. Да, болельщикам какие-то моменты неясны. Но они в принципе не могут быть понятны широкому кругу общественности. Болельщики поймут, кто эти футболисты, когда они увидят их в деле. Когда-то и Тевес с Руни были молодыми, и их никто не знал. Тот же «МЮ» сейчас играет с молодежью, которую немногие знают. И как блистательно играет! Это нормально: сначала удивиться: «кто это?», а потом понять, кто это есть на самом деле. Поэтому болельщики и ходят на стадионы. В футболе всегда присутствует элемент загадочности.

– Насколько вы довольны проведенной селекцией?

– Я ей довольна.

– По скольким игрокам надо попасть в точку, чтобы потом иметь возможность сказать: «Все было сделано хорошо»? 

– Если ты угадал в 70-ти процентах случаев из ста, это можно назвать очень успешной селекцией. Думаю, что 100-процентного результата и даже 90-процентного не достигает никто, даже топ-клубы мира. Невозможно заранее понять, как пройдет адаптация новичка к команде, стране, игрокам, тренеру. Здесь очень много сложностей. Тебя могут не замечать партнеры на поле, не доверять тебе.

Отмена компенсаций аукнется нашему футболу

- Один из ключевых параметров, которыми руководствуются российские клубы в селекционной работе – лимит на легионеров. Как вы к нему относитесь?

- Крайне отрицательно. Вспомним тот же матч с «Андерлехтом». Мы могли поставить на эту игру более «иностранный» состав, но наши российские игроки прекрасно выдерживают конкуренцию с легионерами. И эта конкуренция должна быть здоровой. А когда мы в чемпионате России обязаны выставить определенное число игроков с российским паспортом, пусть даже готовых хуже, чем конкуренты, это развращает футбол.

- Но если лимит на легионеров отметить, в нашей стране едва ли не в полном составе будут играть сборные Хорватии, Сербии, Словении и так далее.

– Я не согласна с данным утверждением. Все крупные клубы имеют свои футбольные школы. Мы надеемся вырастить подспорье для себя. Кстати, я убеждена: последние изменения в регламенте, связанные с молодежью, убьют наш футбол. Теперь выходит так, что клуб практически не будет получать денег за подготовку игрока. Это означает, что мы будем растить футболистов только для себя. А к нам в состав обычно попадают максимум один-два человека. Значит, мы резко сократим наборы, резко уменьшим выпуск. Потому что мы лишимся возможности зарабатывать на тех игроках, которых выпускаем. И кто теперь будет заниматься подготовкой футболистов для первого дивизиона, второго?

– Вы и так готовите футболистов для первого дивизиона. Они и так расходятся.

- Не расходятся – расходились. А сейчас они уходят бесплатно.

– Зато до этого они сидели без дела, если не могли устроиться.

– Они не сидели. Клубы первого и второго дивизиона их покупали. Пусть за очень маленькие деньги, но тем не менее. Теперь же никого покупать не надо. Зачем мне в таком случае их готовить? Через два-три года отмена компенсаций аукнется всему российскому футболу. Мы не наберем игроков даже на десять команд.

Болельщика нужно приучить смотреть футбол

- В связи с большим наплывом легионеров в российском чемпионате людям стало сложно выбирать команду себе по душе. Раньше все болели за своих: команду своего района, своего города. А сейчас, получается, болеют за уроженцев Бразилии, Африки и Восточной Европы.

- А за кого болеют поклонники «Челси»? Сколько там англичан? Болеют за команду и за клуб, но в российских реалиях нужно ставить проблему по-другому: она не в том, что не за кого болеть, а в том, что футбол теряет популярность. В том числе из-за не самой лучшей пропаганды. Слава Богу, наш матч с «Андерлехтом» показывали по центральному каналу – большое спасибо за это. А «Рубин»? Найти трансляцию его игры с ПАОК было невозможно. Все из-за того, что футбол недостаточно популярен. Чтобы привести болельщика на стадион, его нужно сначала приучить смотреть футбол.

- Российские болельщики зачастую не посещают стадионы, потому что на них ходить невозможно. Я сейчас говорю не о «Локомотиве», в плане комфорта ваша арена – лучшая в России. Во всех остальных городах творится какое-то безумие. Нужно и добраться до стадиона, и пройти 50 кордонов, и найти свое место на трибуне, на которой еще творится непонятно что. В итоге само зрелище отходит на пятое место.

- Вы привели наш пример – и он показывает, что проблема не в этом. У нас очень хорошие болельщики, на трибунах «Локомотива» не страшно, потому что нет драк, у нас комфортно. Тем не менее, мы не заполняем даже 20-тысячник в черте города. У нашей арены прекрасная пешая доступность от станции метро, никто не издевается над болельщиками, они быстро попадают на свои места. Однако болельщик все равно почему-то отучился ходить на стадионы.

- Наверное, потому, что сейчас российские команды конкурируют не друг с другом, а с «Барселоной» и «Челси», матчи которых в большом объеме показывают по телевидению, и с множеством других развлечений. Мы делали сравнительную таблицу, и в ней футбол по ряду параметров оказался между зоопарком и баней.

- С другой стороны, везде в мире посещаемость футбольных матчей неуклонно растет. В Германии, к примеру, средняя посещаемость стадионов – 47 тысяч человек. Я уж не говорю про Англию и Испанию. Популярность самого футбола точно не падает.

- Тогда что нужно делать, чтобы поднять ее в России?

- Надо глубоко анализировать ситуацию. Если мы привозим интереснейшую команду «Андерлехт», а «Локомотив» в последнее время показывает хорошую игру, то болельщик должен откликаться на это. Мы демонстрируем интересный футбол. Пусть не всегда удачный, но честный и хороший. Я надеюсь, что данная ситуация изменится, и болельщики пойдут на стадионы. Однако для этого работать должны не только клубы, но и РФС с РФПЛ. Нужно серьезно заняться этой проблемой.

Не исключаю, что в мороз будем играть в «Лужниках»

- Но как болельщики придут на стадион, если те же ЦСКА с «Динамо» играют в Химках? Туда же очень сложно добраться. Кстати, к вам московские команды не обращались по поводу проведения домашних матчей на «Локомотиве»?

- Обращались, и такая возможность существует. Но уже скоро свои стадионы построят и «Спартак», и ЦСКА. Согласна, в Химки тяжело доехать, но если футбол высокого качества, можно немного потрудиться и добраться.

- Сейчас закончилось календарное время, когда люди с охотой шли на стадионы. Теперь на трибунах холодно, идет дождь, а скоро пойдет снег. В этой связи как вы отнеслись к переходу российского футбола на систему «осень-весна»?

- Если клуб играет в еврокубках, то для него это благо. Команда находится в хорошей форме и в одинаковом положении с европейскими соперниками. Однако в этом году обещают суровую зиму. Я вообще с опаской жду этого времени года и не исключаю, что мы будем играть на синтетике в «Лужниках», потому что будет очень холодно. Синтетику можно сильнее подогревать, чем натуральный газон.

- Продолжим тему перехода на систему «осень-весна». У нас в еврокубках играет шесть команд. А каково остальным? Получается, шесть клубов перевесили остальной российский футбольный мир?

- Я так не считаю. Что значит перевесили? Летом ведь тоже никто на футбол не ходит. Летом все на дачах и в отпусках. А когда в таком случае играть в футбол? Летом я отдыхаю, а осенью холодно.

- Футболисты ведь тоже люди и хотят летом в отпуск. Я, к примеру, не знаю ни одной команды, которая отпустила бы летом игроков отдыхать.

- Почему? Во время паузы мы отпускали футболистов в отпуск на две недели. А на сколько вы ходите в отпуск? Все, кто тяжело и серьезно работает, отдыхают максимум две недели подряд. А если потом удается еще где-то недельку урвать, это счастье.

- То есть система «осень-весна» все-таки пойдет на пользу российскому футболу?

- Думаю, что пойдет.

- Но это будет, только когда построят стадионы и манежи?

- Да.

Наш болельщик дышит вместе с игрой

- Какое, по-вашему, место занимают в современном футболе болельщики? По-моему, им кажется, что клуб и игроки им должны.

- Надо вести диалог и понимать, что происходит в среде болельщиков. Ощущение, что им все должны, действительно присутствует, но это лишь означает, что болельщики – люди неравнодушные. Равнодушие – самый страшный грех. Например, когда ты пройдешь на улице мимо лежащего человека, которому ты мог бы помочь и дать таблетку от боли в сердце. И если люди неравнодушны, это уже неплохо. Мне кажется, надо обмениваться мнениями, чтобы лучше понимать друг друга. Сейчас сложно ответить на вопрос, кем является болельщик. Если говорить о поклонниках «Локомотива», то они проделали большой путь. У нас культура боления меняется в совершенно верном и адекватном направлении. На трибунах стадиона «Локомотив» поют песни, бьют в барабаны.

- Правильно – это как в Англии или как в Италии?

- Как в Англии. Наш болельщик дышит вместе с игрой. Он видит, что происходит на поле и сразу на это реагирует. Это очень хорошо – реакция очень приятная.

- С одной стороны, да. Болельщик купил билет, пришел на стадион, поболел за свою команду и ушел домой – довольный или нет, зависит уже от результата. Но ведь он еще претендует на голос в решении внутриклубных вопросов, хотя по большому счету ничего для своей команды не сделал.

- В принципе, в Германии сейчас внедряется система, при которой болельщики команды являются и акционерами клуба. Но у нас, думаю, это вообще никогда не приживется, так как это стоит больших денег. Если болельщик не хочет купить билет за 200 рублей или абонемент со скидкой, то вряд ли он станет владельцем акций. А если ты не владелец акций, а просто сочувствующий, то диктовать свои условия не можешь. Ты можешь поделиться своей болью, высказать мнение. Возможно, ты окажешься прав, и тебя услышат. И мы действительно слушаем болельщиков. Важно слушать и слышать друг друга.

- Быстрее стадионы у нас построят, чем болельщики найдут свою нишу.

- Должно расти количество болельщиков, увеличиваться болельщицкая среда. Наши стадионы должны заполняться. И когда среди любителей футбола будет много социальных групп, отличающихся по возрасту, семейному положению и уровню образования, все вместе они будут стремиться к лучшему. Одни будут подтягиваться к другим.

РФС и РФПЛ не советуются с клубами

- Дай бог, дай бог. Более острая и неприятная тема для всех: почему в этом сезоне так много скандалов в российском футболе? Если тур обошелся без скандала – это чудо.

- Это значит, что в РФС и РФПЛ есть болезни, причем нелеченные болезни.

- А можно их как-то лечить?

- Можно.

- А кто этим должен заниматься?

- РФС.

- Лечить сам себя?

- Нет. Вопрос, на кого опираться, кого привлекать. У меня вообще такое ощущение, что клубы, их президенты, их спортивные директоры вообще не нужны ни РФС, ни РФПЛ.

- А с вами как-то советуются?

- Нет.

- Вообще нет?

- Вообще нет.

- Но есть же заседания, все голосуют.

- Есть, но очень редко. Ну, за календарь голосуем. А когда создавали вторую сборную, нас вообще ни о чем не спрашивали. Ни по рассылке, ни в очной форме – никак.

- То есть вы существуете в своем мире?

- Да. И это создает проблему. Она обязательно будет нарастать. На самом деле мы все работаем для единой цели – для развития футбола в позитивном направлении. Но для того чтобы постепенно изживать какие-то проблемные вопросы, их надо как-то решать. А с нами не советуются и нас не спрашивают.

- Вообще иногда кажется, что решения, которые принимает РФС, непонятно чем продиктованы… Вот объясните мне, зачем три клуба написали письмо про дисквалификацию Веллитона?

- Вы знаете, я не осуждаю эти клубы, потому что они тоже пытаются как-то бороться. Нас вообще никуда не зовут и не спрашивают никаких мнений. Ни по какой теме, ни на какое слушание, ни на КДК – никуда! Мы вообще как бы лишние на этом празднике футбольной жизни.

- Такое заявление от отчаяния.

- От отчаяния. Это первый вопрос. Во-вторых, действительно ситуация очень сложная. Можно не брать тему Веллитона – она и так очень раскрученная, а рассмотреть ситуацию с травмой Торбинского в матче с «Волгой». Мы два месяца его лечим. Тяжелейшую травму человек получил. Сознательное было действие, а нарушитель отделался желтой карточкой, хотя там была чистая красная. Ногу Торбинского скручивали. У нас есть фотография, но мы абсолютно бесправны и ничего не можем с этим сделать.

- Какие-то рычаги влияния есть?

- Сейчас, после создания прецедента с Веллитоном, если травма футболисту наносится умышленно, мы можем хотя бы обратиться за рассмотрением ситуации. Потому что все действия в отношении Торбинского были сознательные, абсолютно. Его хотели сломать на 12-й минуте, чтобы он не играл.

- Я думаю, что в «Локомотиве» многих хотели бы сломать, чтобы они не играли.

- Поэтому и очень сильно бьют по ногам, и очень многих мы лечим.

Я работаю на пользу клуба, и это стали замечать

- Почему «Анжи» так часто попадает в скандальные ситуации? Или, во всяком случае, попадал, в первые три месяца.

- Успех опьяняет. Можно и к судьям зайти, и уронить коробку дверную. В принципе никто себе этого не позволяет, никаких контактов с судьями во время матча быть не должно – по регламенту все запрещено. Ни мимо проходить, ни просто дверку потрогать.

- Казалось бы, у команды все есть: деньги, игроки. Играйте нормально, выигрывайте. Зачем это все надо? Абсолютно непонятно.

- Вы знаете, отчаяние какое-то бывает. Ты работаешь, стараешься, у тебя хорошие игроки, и надо найти виноватого. Очень хочется и мне найти виноватого в матче с «Андерлехтом». Мы с этого начали. Наверное, этим и закончим. Но если мы не реализуем свои моменты, значит, мы виноваты тоже, а не только судейство. Футбол – мужская игра, надо держать себя в узде, надо управлять своими эмоциями и жить по регламенту.

- Ольга Юрьевна, я читал много интервью с вами. Редко кто удерживается от гендерных шуток: как женщина чувствует себя в мужской должности. Вам не надоели еще эти вопросы?

- Вы знаете, надоели, но меня уже давно не спрашивают. Вот вы только спросили. Как-то это все утихло.

- А почему?

- Не знаю. Наверное, я работаю на пользу клуба, и это стали замечать.

- Как говорил Валерий Георгиевич Газзаев: «Я уже давно всем все доказал».

- Я так не считаю. Я всю жизнь доказываю.

Была потрясена историей Ивана Ткаченко

- В нашем мире много условностей. Вот есть разделительная полоса на дороге - ее нельзя переезжать, хоть тут пробка, хоть нет. Ну, по крайней мере, обычным людям. А футбол – это, наверное, условность в кубе. Например, вам не бывает смешно и не кажется нелепым, когда вы понимаете, что вы не можете выбрать себе одежду определенных цветов?

- Нет. Не могу – и ладно. Я спокойно к этому отношусь.

- Есть такая история про президента «Ротора» Горюнова, который ненавидел красный цвет. Он даже запрещал появляться игрокам в красном. Это вообще нормально?

- Нет.

- Это уже болезнь?

- Это болезнь. Я вообще считаю, что запретительными мерами, какими-то жесткими приказами очень редко добиваешься результата. Результат бывает тогда, когда личность свободная, и она сама этого хочет. Ты должен создать условия, чтобы люди хотели получить этот результат. А чтобы они хотели, ты должен их чем-то заразить, поразить. Создать условия, создать идею, психологию клуба. И тогда тебе не надо будет приказывать, указывать, строго говорить. Все и так будут хотеть.

- А как можно мотивировать современных футболистов? Считается, что они профессионалы, у них есть контракт, они его отрабатывают. Какие-то речи им говорить? Стихи читать, как Старостин? Как на них еще можно сейчас влиять?

- Вы знаете, профессионалы не означает роботы. У профессионалов, как и у всех нормальных людей, бывают взлеты и падения. Всякое бывает. Этим и прекрасен футбол. Если бы все было, как часы, это бы называлось часовой механизм, и никто бы не ходил смотреть футбол. Понимаете, очень много вариаций игры. Очень многое зависит от эмоций, от мастерства и от искусства. Поэтому футбол - великая и загадочная игра, в которую играют 150 лет.

- Вы наверняка слышали историю про хоккеиста «Локомотива» Ивана Ткаченко, который перечислял колоссальные по меркам обычных людей средства на благотворительность. Вас удивила эта история?

- Она меня потрясла. Как правило, молодые люди очень редко занимаются благотворительностью. Молодости свойственно некое легкое отношение к жизни, в таком возрасте не замечаешь, что рядом люди живут по-другому. Ты сейчас молод, силен, ты в фаворе, у тебя все получается в профессии. А его душа была очень тонко организована, он получил великолепное воспитание, образование. Это о многом говорит, когда такие значительные суммы перечисляются под псевдонимом. Я была потрясена.

- Сейчас есть стереотип, что современные крупные удачливые спортсмены – это во многом эгоисты. И вот такая история.

- Ну, Чулпан Хаматова и Дина Корзун создали фонд. Но они стали мамами, они понимали, что бывают в жизни проблемы, и они их видели. Здесь же история меня совершенно потрясла.

- Среди ваших знакомых спортсменов есть люди, которые способны на такое или, может быть, это делают?

- Очень много. Я занималась благотворительностью, большую часть своей жизни посвятила этому. И мне очень жаль, что на благотворительности у нас есть такой налет: мол, неизвестно, куда эти фонды собирают деньги. На самом деле очень многие люди помогают анонимно, тайно. Просто едут, тушат пожары, одевают детей, лечат, совершенно не делая из этого пиар-акций. Очень много уже образовалось фондов, причем по инициативе простых людей, которые делают необыкновенно хорошие дела и которые лечат наших детей. Я считаю, что недопустимо в государстве не лечить всех своих детей бесплатно – и с проблемами сердца, и по онкологии.

– Согласен. Спасибо большое за интервью, Ольга Юрьевна.

- Спасибо вам.

пресс-служба ФК "Локомотив", Комсомольская правда

01 Октября 2011 19:32

Теги: клуб смородская ольга

последние Публикации