Ольга Смородская: «Локомотив» с Биличем будет только прогрессировать»

Ольга Смородская: «Локомотив» с Биличем будет только прогрессировать»
Президент московского футбольного клуба «Локомотив» Ольга Смородская рассказала корреспонденту агентства «Р-Спорт» Анатолию Самохвалову о профессиональном спорте, проблемах и успехах «Локомотива» и всего российского футбола, о равнодушии у футбольных менеджеров, о трансферах «Зенита» и «Анжи», а также о Евгении Гинере, Валерии Карпине и обо многом другом.

В профессиональном спорте на первом месте стоит результат

- В первой половине нулевых вы стояли у руля «большого» ЦСКА. Сейчас вам кто-то напоминает о прежней работе?
- Напоминают. Я активно участвовала во всех процессах, происходящих в ЦСКА. Мне до сих пор звонят и делятся своими радостями люди из самых разных видов спорта, благодарят. Я в свою очередь до сих пор за них переживаю… К сожалению, на летней Олимпиаде (в Лондоне) не у всех наших спортсменов получилось показать свой максимум. Те же стрелки, фехтовальщики явно не порадовали. Я, к примеру, очень болела за Софью Великую…

- Но разве серебряная медаль Великой – не успех?
- Серебро Олимпиады – это хорошо. Но мы ведь имели доминирующее положение и в сабле, и в рапире. У нас выдающиеся спортсмены – Стас Поздняков, Павел Колобков. На их счету победы на нескольких Играх. Поэтому все равно хотелось прежде всего побед.

- По-вашему, важно этот победный максимум выдерживать всегда, или гораздо интереснее наблюдать качественный приток спортсменов, как, допустим, у нас происходит в гребле на байдарках и каноэ?
- Дело в том, что наличие большого числа хороших спортсменов – это тоже результат, и хороший. Но проблема в том, что он не окончательный. Если ты занимаешься спортом высших достижений, то обязательно нужны призовые места.

- Но не страдает ли наш спорт от зацикленности на медалях и турнирных задачах?
- Это не зацикленность. Это рамки. Ты можешь развивать физкультуру, пропагандировать здоровый образ жизни и получать удовольствие от массовости, но если ты взялся за профессиональный спорт, то будь добр уважай его цели и задачи.

- Золото, серебро или бронза – это ведь во многом зависит от удачи?
- Не только. От системы подготовки, от тренеров, от базы зависят победы. Много факторов.

РФПЛ и РФС нужно решать вопросы совместно

- Изучив вашу работу спортивным менеджером, приходишь к выводу, что вы большую часть времени занимались решением уже скопившихся проблем. Какие проблемы в российском футболе решить невозможно?
- Болевых точек больше, чем одна или две. К примеру, разделение компетенций лиги (РФПЛ) и Российского футбольного союза. РФС отвечает за судейство и регламенты. А что такое регламенты? Это правила жизни. А премьер-лига отвечает за игровой процесс, проведение матчей и результаты. Но мы не можем никак повлиять на определение первых двух позиций. Регламенты либо не изменены, либо изменены не в ту сторону, и судейская проблема не решена.

- И глава судейского корпуса Роберто Розетти с ней не справляется?
- У него есть программа решения судейских проблем, но футбольное сообщество ее, во-первых, не знает, во-вторых, не понимает, куда мы идем в этом вопросе.

- Нет ощущения, что Розетти работает как бы над схваткой, а конъюнктура судейская осталась без изменений?
- Есть такое ощущение. Дело в том, что в концепцию Розетти не входят советы с футбольным сообществом.

- Вы, менеджеры команд премьер-лиги, с ним не общаетесь?
- Общаемся. Но наше общение на данный момент пока слишком поверхностное.

- Но, сидя за общим столом, вы наверняка указывали ему на существующие проблемы.
- Было одно совещание после третьего круга (прошлогоднего первенства страны), когда президенты клубов говорили о проблемах судейства. Но, мне кажется, если нет заинтересованности в том, чтобы услышать друг друга, то все эти встречи бесполезны.

- А почему у него, по-вашему, нет такой заинтересованности? Расхождения в менталитете?
- Нет, менталитет итальянцев и русских здесь ни при чем. Я бы делала вывод о разном подходе к менеджменту, к организации работы. Понимаете, есть люди, которые видят необходимость совета с сильными управленцами, которые определяют вектор решений с учетом мнения профессионального сообщества, а есть люди, которые считают, что им советы не нужны. В этом вся разница.

- У вас есть подобные неформальные советники?
- Вся команда, которая работает в «Локомотиве». У меня нет простых исполнителей.

- А извне?
- Нет, там советчиков у меня нет. Этого в принципе быть не может. Потому что клуб – весьма закрытое сообщество, в делах которого никто извне не даст дельного совета. Что касается общефутбольных тем, то мы с коллегами открыто их обсуждаем.

«Локомотив» с Биличем будет только прогрессировать

- Когда был самый сложный период в «Локомотиве» для вас?
- У меня было несколько таких этапов.

- Они не миновали?
- Сейчас все встало на то направление, которое мы изначально планировали. Нам многое удалось, и в том числе в прошлом неудачном сезоне. У нас добротный подбор игроков, сильный тренер – я очень благодарна Славену, что он пришел к нам работать. Очень профессиональная команда в клубе, и мы вместе несем тяжелую ношу, не сбиваясь на внутренние противоречия.

- С приходом Билича, получается, наступила гармония?
- Да, я абсолютно уверена в этом тренере, в том, что с ним мы будем реально прогрессировать.

- Из общения с ним сложилось такое мнение?
- Из всего. Я, на минуточку, тоже менеджер с опытом.

- Ваше отношение к тренеру как к единомышленнику меняется в плане стиля поведения с ним, возможных закрытых тем?
- Нет, такого у нас нет. Рамки компетенции каждый из нас понимает очень хорошо, но у нас отношения со Славеном выходят за рамки компетенции. Я могу спросить все, что мне интересно, а он может задать мне любой интересующий его вопрос.

- Но это стандартный ответ менеджера, за которым, как правило, следует оговорка вроде «но я не захожу в раздевалку».
- Я бываю на тренировках. Довольно часто. Но в формировании состава никоим образом не участвую. Считаю, это неправильно.

- Игроков не смущает ваше появление на тренировках?
- Их это не смущает. Я должна иметь собственное мнение на предмет их отношения к футбольному процессу. Поверьте, я игроков «Локомотива» знаю очень хорошо и должна их видеть в работе не только во время официальных матчей. Мне это интересно.

- Есть в «Локомотиве» двери, которые вы сами для себя закрыли?
- Это некорректная постановка вопроса. Если ты адекватный менеджер, то сам понимаешь, куда лезть не надо, чтобы не навредить твоему же детищу. И для этого тебе закрывать ничего не надо.

- И здесь тоже гармония?
- Абсолютная.

Гинер и я находимся в разных плоскостях

- Как-то на мой вопрос известному футбольному управленцу Герману Ткаченко о том, с какими коллегами ему общаться неинтересно, он ответил: «Со скучными». Какое прилагательное подобрали бы вы в этом случае?
- С равнодушными.

- И…
- И безынициативными. Которым все равно.

- Много таких?
- Очень много. Человек получает зарплату и ему вообще все равно.

- Есть ли таковые из числа руководителей других футбольных клубов?
- Я не могу в таком ключе давать оценку работы коллег. И я их даже не знаю в этом ракурсе.

- Но с кем вы «на одной волне»?
- На одной волне я с теми, у кого такая же «группа крови»: мы читали одни и те же книги, смотрим одинаково и на политическую ситуацию, и на социальные проблемы…. Футбол тут ни при чем.

- Кто вам близок?
- У нас в премьер-лиге хватает ярких личностей. Например, Владимир Хашиг из «Краснодара», Валерий Карпин (гендиректор и исполняющий обязанности главного тренера «Спартака»), Роман Бабаев (гендиректор ЦСКА)…

- С Карпиным у вас, кажется, много общего?
- Это ошибочное мнение. Ничего особенного между нами нет.

- Вас же обоих часто критикуют. Все остальные с «крепкими панцирями», как, например, Евгений Гинер, который «все делает правильно». Не в прямом смысле, а в смысле имиджа – у ЦСКА правильная селекция, правильные слова и тому подобное.
- Гинер в другой плоскости находится, в отличие от нас с Карпиным, Бабаевым и Хашигом. Он – владелец клуба. А мы - наемные менеджеры. Гинера надо рассматривать параллельно с Керимовым, Якуниным.

- Леонид Федун тоже владелец («Спартака»), но его тоже периодически ругают.
- Леонид Арнольдович сам подставляется: иногда он слишком эмоционален в высказываниях, его на этом ловят.

- Но у вас есть свой «бронежилет» от нападок, которые порой кажутся бесконечными?
- Ни панциря, ни бронежилета. Огромное давление, причем разного происхождения – от политического до болельщицкого, -  испытывает каждый руководитель клуба. Необходимо работать под постоянным прессом. Именно эффективная работа и является главной обороной в этом плане.

- В начале двухтысячных Гинер говорил, что ничего не понимает в футбольном деле, и каждый раз подчеркивал влияние и роль Валерия Газзаева в своем «просвещении». И после того, как у ЦСКА пошли победы, все приводили армейцев как пример идеального тандема менеджера и тренера.
- Евгений Леннорович лукавит. Он отлично разбирается в футболе. И в начале 2000-х – мы тогда вместе с ним работали - он в нем понимал не меньше.

- Вы лукавить не умеете?
- У меня другие принципы интервьюирования. Я могу не говорить чего-то, но если говорю, то обычно правду.


«Анжи» - яркий показатель развития российского футбола

- «Технология достижения спортивных результатов – не самая сложная технология». Это ваши слова. Не поменялось мнение?
- Нет. Самая сложная вещь в футболе – непредсказуемость результата. Когда играют «Реал» и «Барселона», никто не может сказать, какой будет результат, и не потому, что одна команда хуже, а другая лучше.

- Но тренировочный процесс – это ведь очень специфическая технология.
- Очень. Но это не то, что я имею в виду под «технологией достижения результата». Для прогресса в чисто спортивной составляющей нужен отличный тренер, который при этом интересуется международными тенденциями. Но, разъезжая по стажировкам, мы прекрасно понимаем, что нам никогда не расскажут всей правды, не выдадут секретов. Поэтому мы сами стараемся понять, как правильно распределяются нагрузки и другие специфические вещи.

- Мы – это…
- …Тренерский штаб, в состав которого я не вхожу. Но само устройство бизнеса, то есть та самая «технология достижения результата», одинакова во всех сферах. А в банковской, я вам скажу, все намного сложнее, но результат гораздо более предсказуемый. Очень предсказуемый. Ты закладываешь по теории риска процент неудачи, и у тебя есть ориентиры. Здесь, в футболе, результат прогнозировать очень сложно. Например, наше седьмое место в прошлом году не соответствует нашему уровню. Подбор футболистов и качество игры команды были выше, чем занятая итоговая позиция.

- Ваш бывший менеджер Юрий Белоус как-то сказал, что в «обычном» бизнесе результат прогнозируется на 80 процентов, а в футболе – на 20.
- Не согласна. В футболе можно все рассчитать на 50-60 процентов.

- Почему столько?
- Футбол привлекает миллиарды людей потому, что две команды на одинаковом поле играют по-разному. Много возможностей для творчества, для индивидуальных способностей, для командных действий, отдельных игроков, которые порой совершают чудеса. В этом заложены те факторы неопределенности результата. Остальное просчитывается.

- Билич в последнее время исправно хвалит «Локомотив». Но вспоминается ваше дерби против «Спартака». Вы победили (2:1). Был красивый матч, но дерби – это, в первую очередь, идеология. Вы в этом плане сегодняшний «Локомотив» от сегодняшнего «Спартака» отличаете?
- Конечно! Мы разные команды с разной историей, разной философией. У нас разные тренеры со своими взглядами на футбольные процессы. «Спартак» - это яркая команда со своим почерком, которому много лет…

- Но ведь с некоторых пор он его утратил…
- Я так не считаю. Ни одной команде в чемпионате России никогда не было легко играть против «Спартака». Даже когда «Спартак» не показывал абсолютно никаких результатов, у него был почерк. Другой вопрос, что футбол не стоит на месте, развиваются прежние лидеры, появляются новые. Посмотрите на «Анжи» - это же фактор развития футбола.

- Любопытная формулировка.
- А вы этого не замечаете?

- Пока я не могу понять, что именно «Анжи» дает российскому футболу.
- Мне удивительно такое слышать. Уровень игроков совсем другой. Приезд мега-звезд в «Анжи» был одним из серьезных рывков в развитии российского футбола. Еще не ясно, прибыл бы Халк в «Зенит», не обоснуйся в «Анжи» Это’О.

- Да, но каким образом от этих приобретений растет уровень футбола?
- У меня нет слов… Вы разве не видите, что такая работа подстегивает других. Мы теперь прижаты к стене – либо проигрывать «в одну калитку», либо быстро адаптироваться к новым реалиям, где-то зарабатывать и добывать спонсоров. «Анжи» - это самый что ни на есть фактор развития футбола, как «Пари Сен-Жермен» во Франции, «Манчестер Сити» в Англии.

- «Анжи», выходит, мотивирует вас как менеджера «Локомотива»?
- Мне надо выиграть битву на поле против игроков высочайшего класса.

Необдуманных трансферов в «Локомотиве» не будет

- «Зенит» и «Анжи» не «взрывают» трансферный рынок?
- Взрывают. И мы на себе это ощущаем. Когда начинается трансферное окно, тебе сразу дают понять, что ты – из России. И цена тебе будет предложена неадекватная.

- Не свидетельствует ли это о несвоевременности приезда «золотых» игроков?
- В вашем выводе нет симметрии. Приезд хорошего игрока в чемпионат – это огромный плюс. То, что за него заплачены очень большие деньги – это плохо. Но в итоге для чемпионата, для воспитания россиян это оборачивается в позитивном ключе. Нельзя вырастить подлинного мастера, который не видит перед собой эталона. Звездами могут быть и россияне, как у нас Самедов, Павлюченко, Шишкин, которые тянут за собой всех.

- Но у вас более последовательная политика по сравнению с теми, на кого мы так часто ссылаемся. Кстати, с приходом Павлюченко данная последовательность не нарушилась?
- Нет, его стоимость не превышала 10 миллионов евро. Я придерживаюсь своей философии адекватных, по моему мнению, трат на этом рынке. Вообще сегодня все рассматривают возможное пополнение среди игроков не дороже 10 миллионов, и только две команды в этом плане свободны – «Анжи» и «Зенит». Ну и «Рубин» может кого-нибудь взять за 18 или 20 миллионов. Да, в мире есть команды, которые способны купить за «очень дорого», но они сполна отбивают затраты продажей прав на ТВ-трансляции, билетами, коммерческими турнирами в Азии, а также продажей атрибутики. У нас пока таких возможностей нет. Если мы берем игрока за 7 миллионов, то это должен быть очень качественный футболист из качественного чемпионата, которого, к тому же, мы можем всячески изучить до сделки. И это я могу сказать о Кайседо или Н’Дое. Это прекрасные нападающие, которых хотят переманить к себе многие команды.

- К зимнему трансферному окну ситуация в «Локомотиве» не изменится?
- Естественно, нет. Мы не собираемся и не сможем совершить сделку даже за 12 миллионов.

- Понятие «выгода» в нашем футболе не девальвировано? Президент «Зенита» Александр Дюков высказал мнение, что покупка Халка выгодна только потому, что выплата 40 миллионов евро растянута на три года.
- Выгода может трактоваться не только с финансовой стороны. Дюков имел в виду другое: команда «Зенит» решает в Лиге чемпионов амбициозные задачи и с таким игроком как Халк эти задачи становятся близки к воплощению. Когда вы ездите на своей машине, вы ведь не думаете о том, выгодно ли вы ее купили. Она дает вам комфорт. В финансовом плане завтра они, естественно, не вернут отданных за бразильца средств.

- А через три года?
- Думаю, что тоже. Не вернут.

- Российские клубы, по-вашему, могут стать прибыльными?
- Хотелось, чтобы федеральное правительство включилось в борьбу с контрафактами, например. Мы теряем громадный доход из-за наличия на рынке большого количества «паленых» футболок с символикой клуба. Но борьба идет очень вяло. Как с «паленой» водкой, как с дисками, так и с футболками. Сложно обстоят дела и с посещаемостью (стадионов), которая падает в целом по России.

Игра «Локомотива» не должна быть «сухой»

- К какому футболу стремится «Локомотив»?
- Лучше это вопрос задать тренеру, я могу сказать только как зритель: мне интересен атакующий комбинационный футбол. Если игру «сушат», она перестает быть настоящим футболом.

- Универсальная формулировка. «Барселона» и «Милан» тоже к этому стремятся, но стилистически они ведь совершенно разные.
- А скажите мне разницу в индивидуальности между «Манчестер Сити» и «Манчестер Юнайтед».

- «Юнайтед» созрели исторически, их комбинации не зависят от того или иного игрока. «Сити» все-таки более индивидуалистский клуб.
- Но все они стремятся к красивому футболу с классной атакой и хорошей обороной. Единственная команда, которая обладает совсем необычным стилем – это «Барселона». Но это же «Барселона», уникальная команда, повторить игру которой практически нереально. Они контроль мяча довели до идеала, который, кстати говоря, дает обратную реакцию. Не всегда ведь это красиво смотрится. Бывает, усыпляет…

- От Билича ожидаете какого-то стиля?
- Билич – творческий человек. Нет той книги рецептов, где бы все было прописано, а мы сели, посмотрели оглавление, открыли нужную страницу, выбрали нужный стиль и заказали бы его тренеру. К некоему стандарту можно отнести только физическую подготовку, все остальное – процесс очень индивидуальный. Славен – талантливый человек!

Лимит и цивилизованность

- На выборах президента РФС вы представляли кандидата Сергея Прядкина, уступившего в итоге Николаю Толстых. В своих предвыборных речах они оба говорили «о регионах», «о детях» и о прочем благородном. Идеологически чем они отличаются?
- Только жизнь это покажет. Я считаю заслугой обоих кандидатов, что они очень корректно и дипломатично вели себя по отношению друг к другу. Не использовался никакой черный пиар, выборы были абсолютно демократичными, Толстых выиграл честно. Что касается их разницы в стиле и методах управления, мне трудно об этом судить, я не могу ответить на этот вопрос. В этом плане я могу говорить только о Сергее Геннадьевиче, с которым мы работаем бок о бок в премьер-лиге. Николая Александровича как менеджера я еще не знаю, но я надеюсь, что у него хватит мудрости все делать на благо футбола.

- Толстых в футбольном сообществе все знают как умельца «закручивать гайки», но как менеджера…
- «Закручивание гаек» – это лишь один из многочисленных приемов менеджера. Думаю, это просто широко распространенное клише, приставшее к Толстых. Дескать, ну раз он пришел, значит, ждем «закручивания гаек». В его арсенале наверняка хватает разных методов, одним из которых является тот, о котором вы упомянули. Но, придя в Российский футбольный союз, очень важно иметь желание прислушиваться к тому, что происходит в лиге, в клубах. Без соответствующего общения сложно реформировать и добиваться результата.

- Николай Александрович уже озвучил, что неплохо бы вернуться к прежней схеме лимита на легионеров «6+5».
- Это невозможно. На основании решения исполкома клубы подписали контракты с иностранцами. На несколько лет. И что, они теперь не выйдут на поле? Нереально так трясти футбол.

- Так у нас трясет.
- Нужно дать время поработать в текущих реалиях. Если и надо менять лимит, то нужно сначала определить временные параметры. Знаете, как ЕС и ВТО идет к изменению политики? Сегодня принимаются решения, которые вступят в силу через три-четыре года. На голову одеть новые правила невозможно.

- У нас, может быть, возможно?
- Я так не думаю. Уверена, все будет цивилизованно.

- Ведь и недавний переход на лимит «7+4» произошел резко и под шумок.
- Не под шумок. Более полутора лет велись разговоры на эту тему…

- …которые заканчивались тем, что «пока не время», а как только Сергей Фурсенко оставил РФС непонятно под чьим руководством, быстро все решили.
- На самом деле еще при Фурсенко на исполком было вынесено данное решение, создана рабочая группа. Переход на «7+4» вытекал и созрел. Чем вам лимит-то прежний помог на чемпионате Европы?

- Зачем Биличу россияне? Ему нужны профессионалы.
- А зачем у нас по семь россиян выходит в составе?

- Потому что в «Локомотиве» собраны хорошие игроки с российским паспортом.
- Не только поэтому. Мы не космополитичная страна, как Англия или Франция, где все давно перемешались и говорят на пяти языках. У России, у наших людей все равно есть национальные особенности, мы отличаемся по менталитету. У нас даже североевропейцам необходимо адаптироваться, не говоря уж об африканцах и латиноамериканцах. Переехать из Копенгагена в Москву намного труднее, чем из Амстердама в Мадрид. И костяк наших команд все равно будут составлять российские игроки. Все равно каждый тренер будет опираться на наших футболистов. В команде должен жить дух. Это обязательно.

- Правительство РФ рассматривает внесение законопроекта «о болельщиках». Нет ли опасности в спешке принятия нового закона, ведь ускорение процесса произошло явно после команды «сверху»?
- По моим ощущениям, необходимость принятия закона назрела уже давно. Все участники футбольного процесса, особенно футбольные клубы, заинтересованы в максимуме эффекта от этого закона. То, что происходит на стадионах сейчас – ненормально. Слишком много агрессии. Все это затмевает собственно футбол, делает его второстепенным. Хочется, чтобы футбол был магнитом, притягивающим истинных его ценителей.

Анатолий Самохвалов, РИА "Новости"

28 Ноября 2012 20:05

Теги: клуб смородская ольга

последние Публикации