Роман Шишкин: «У Коллера бутса была, как две моих»

Роман Шишкин: «У Коллера бутса была, как две моих»
В эксклюзивном интервью «Нашему «Локо» вице-капитан команды Роман Шишкин рассказывает о своем детстве, рассуждает о подготовке молодых игроков в России и о том, кто должен страховать фулбэка при подключении в атаку.

Детство, постеры, тренер

– Начнем сначала. Ты родился в Воронеже и первые шаги в футболе сделал в родном городе. В каких условиях начинал заниматься?
– В тяжелых. Во дворе, где я вырос, мы играли на асфальтовом поле. Когда падали, такие ссадины оставались, что по две недели заживали. И мячей почти не было. Иногда играли даже баскетбольными! Так что, когда отец приносил футбольный мяч с работы, я на седьмом небе от счастья был. Если мяч вдруг рвался, приходилось зашивать. В школе «Факела» тренировались на песочно-опилочном поле: зеленых полей мы не видели. Иногда на «резинке» занимались, и это было счастьем. А зимой тренировались в обычном школьном спортзале, там все возрасты были: столько народу! Поэтому каждому году отводили лишь час времени, а хотелось ведь куда больше.

– Часто у мальчишек того возраста висели постеры в комнате. Какие были у тебя?
– Я был фанатом «Ювентуса», поэтому постеры были с Дель Пьеро. Еще вымпелы разные, значки. А так и наклейки собирал, как сейчас помню: с Евро-96 и ЧМ-98.

– Хоть раз задумывался о том, какой путь ты преодолел? От мальчишки с постером Дель Пьеро на стене до футболиста, лично общавшегося с Алессандро в отпуске?
– Задумывался. Многие ведь считают, что у футболистов работа простая: играют, тренируются и за это огромные деньги получают. И если не дай Бог ты проигрываешь, то на тебя сразу столько критики льется... Но в футбол состоит из побед и поражений. Выйти на профессиональный уровень очень сложно, с возрастом начинаешь все больше это понимать. В детстве было очень тяжело: подъем в 6 утра, чтобы влезть в троллейбус, тренировки на непонятно каких полях. Утром тренируешься, потом бежишь в школу и только поздним вечером садишься за уроки дома. Постоянно ездил из одного конца города в другой, чтобы потренироваться час, а потом еще и обратный путь. Я все это помню, поэтому и к жизни отношусь трепетно. Стараюсь помогать молодым ребятам, чтобы они не совершали ошибок на своем пути.

– Какие ошибки ты совершал?
– Не сказал бы, что их было много. Но это молодость, так что без них не обошлось. Был такой переломный период, когда я мог либо пойти наверх, либо опуститься на самое дно. Хорошо, что были люди, которые меня направляли в правильное русло. Я им очень благодарен. Понимание ошибок приходит с возрастом, но совсем безбашенных вещей я не делал.

– Ты говоришь о людях, которые направляли тебя в правильное русло. Твой детский тренер Сергей Крестененко – один из них?
– Да. Наверное, он сыграл главную роль в моей карьере.

– Как у него сейчас дела?
– Мы редко общаемся по телефону, но скоро я поеду в Воронеж – там и узнаю. Обязательно увидимся.

– Большинство футболистов говорят: «Детский тренер сыграл важнейшую роль в моей карьере». Насколько справедливо при этом то, что воспитанники этих тренеров получают большие деньги, а сами специалисты так и работают за мизерную зарплату?
– Это больная тема, в футболе много таких примеров. Игроки, которые выходят на высокий уровень, порой забывают, кто они и откуда, кто их воспитывал и тренировал. В определенной мере, наверное, это можно и про меня сказать. Я воспитанник «Факела», а команда из-за недостатка финансирования не прогрессирует. У нас ведь и город хороший, и стадион есть. Но нет денег. Может, и моя вина в этом есть. А что касается тренеров… Мой первый тренер – Николай Сергеевич Бегин, его уже нет в живых, но я всегда буду ему благодарен. Были и другие люди, которые брали меня за шкирку и направляли туда, куда нужно. У Крестененко, кстати, даже не было команды. Он тренировал каких-то ребят на год младше меня. Порой я тренировался с ними, порой индивидуально. Когда уже был в школе «Спартака», он тренировал меня отдельно, когда приезжал в Москву.


Молодые игроки, взрослый футбол, Пеле

– Если посмотреть на качественных российских игроков в Премьер-лиге, то понимаешь, что их средний возраст примерно равен твоему. Почему в нашем футболе так мало молодых ребят, играющих на хорошем уровне? Ведь в любом случае условия у них куда лучше, чем были у игроков твоего поколения.
– Тяжело сказать. В мое время тоже были парни интереснее и талантливее меня. В школе «Спартака» я не был главной звездой. В 17-18 лет, когда ты заканчиваешь школу, у тебя путь один: сначала дубль, потом «основа». Это при хорошем раскладе. И на этом этапе один из важных факторов – удача. В этот период должны сложиться все карты, чтобы все было хорошо. У меня все сложилось удачно: сначала «молодежка», потом почти сразу основной состав. А сейчас… Ну, возьмем нашу команду. У нас и без молодых ребят очень серьезная конкуренция, а им ведь еще сложнее. Да, они тренируются с нами, ездят на сборы, но заиграть все равно очень тяжело. И так во всех клубах. Тут и проблема поиска игроков есть. У нас такая огромная страна, и я уверен, что в России есть очень талантливые ребята. Просто их не замечают.

– То есть самый сложный отрезок – переход из «молодежки» в «основу»?
– Да, многие теряют голову. Живя в Москве, многие не понимают, что только через тяжелую работу можно чего-то достичь. Но это начинаешь осознавать позже.

– А у воспитанников «Локо» с этим как?
– У нас много перспективных ребят, мы стараемся им помогать, подсказываем. В «Локомотиве» ребята способные и по уму, и по футболу.

– Как максимально безболезненно совершить переход на взрослый уровень, если в клубах такая серьезная конкуренция?
– Сложно сказать. После двух-трех сезонов игры за «молодежку» снова начинать сезон в дубле неинтересно. Там же каждый год омолаживаются составы. Наверное, ребятам нужно искать аренду, чтобы они получали игровую практику и набирались опыта, может, и в первой лиге. Нужно заматереть.

– Читая автобиографию Ибрагимовича, поймал себя на мысли, что в детстве игроков постоянно пытаются ограничить в принятии творческих решений. Прав ли я?
– Да, такое есть. Но тут все зависит от тренера. Для примера: я правый защитник, моя цель – оборона, но при определенных ситуациях могу подключаться к атаке. В футболе есть такое понятие, как импровизация. Футболисту нужно учиться принимать решения. Ведь если ты выскочишь один на один с вратарем, тренер не должен тебе говорить, в какой угол бить. В детском возрасте ты просто тушуешься, тебе не хватает опыта, немного не хватает раскованности. Например, у Леши Миранчука она есть, поэтому он и выделяется. Да, ему есть, над чем работать, но он не боится брать на себя игру.

– Почему при всех талантах российских игроков в списке европейских скаутов наши ребята идут в хвосте?
– Насколько я знаю, за детскими школами никто особо не следит, о парне узнают лишь в 17-18 лет. А это нужно делать лет на 5 пораньше. Игрока нужно долго вести, а когда приходит понимание того, что у него хороший потенциал, – тогда и нужно увозить в Европу.

– А сами игроки готовы ехать? Довольно странно слышать от футболиста, что он хочет уехать играть в Европу, но при этом не учит язык.
– У меня тоже есть эта проблема. В определенной степени виню себя за это. С другой стороны – все идет от общеобразовательных школ. В моей школе в плане английского все было ужасно. Доходило до того, что ученики сами себе оценки ставили. Или просили учителя: «Поставьте «четверку», чтобы я «хорошистом» был». В том возрасте до конца не понимаешь, для чего нужен язык. А сейчас это становится проблемой. Я много раз пытался начинать выучить, читал разные книги, методики. Но у меня жена училась в МГИМО, поэтому я стараюсь подмечать какие-то моменты, спрашивать ее. Так что объясниться на английском могу спокойно. Что касается футбола, если есть цель уехать, – надо учить. Плюс, когда ты попадешь в среду языка, выучить его будет легче. Там-то деваться некуда, хочешь - не хочешь, а разговаривать придется.

– Юрий Жирков, насколько я знаю, был другого мнения.
– Это его выбор. Но я бы на его месте однозначно учил язык, это же интересно!

– Ты читал автобиографию Пеле. До каких игроков еще добрался?
– Сейчас планирую начать читать Бекхэма, но книга куда-то пропала, найти не могу. Автобиографии – это очень интересно, ведь человек пережил все эти события и рассказывает их от первого лица.

– Что запомнилось в книге Пеле?
– Там куча разных историй, но одна запомнилась особенно. Когда он в детстве смотрел чемпионат мира, где бразильцы проиграли, то пообещал родителям, что когда-нибудь обязательно выиграет этот турнир. Потом он выиграл его трижды. Такие истории цепляют.


Капитанство, «Локомотив», чемпионство

– Ты капитан «Локомотива». В чем заключается твоя роль на поле и в раздевалке?
– Вообще, капитан у нас Гилерме, когда он на поле. Но мне приятно носить капитанскую повязку, тем более в такой команде. Не могу сказать, что я какой-то эмоциональный капитан, что буду кому-то «пихать», обвинять в чем-то. Я стараюсь спокойно объяснять. Хотя иногда хочется и накричать. Главное то, что у нас в команде нет равнодушных, каждый играет серьезную роль.

– От чего зависит твой выбор стороны поля в начале матча?
– Я это делаю не только из-за своих соображений, а спрашиваю мнение команды. Когда играем на выезде, разницы особой нет, а вот дома все по-другому. Порой начинаешь вспоминать, как складывалась игра, в зависимости от выбора половины поля. Еще нравится атаковать ворота, за которыми находится Южная трибуна.  Игра становится эмоциональнее за счет того, что видишь и слышишь своих болельщиков. Такие вот маленькие футбольные хитрости.

– Кто является лидером раздевалки?
– Гиля, Чарли, Саша Самедов. Все могут завести партнеров.

– У тебя хороший удар со штрафного. Специально оттачивал этот навык?
– Я в детстве часто по мячу лупил  (улыбается). А в «Спартаке» оставался после тренировок, исполнял штрафные вместе с Калиниченко.

– В «Локомотиве» после тренировок кто-нибудь остается?
– Довольно часто кто-нибудь остается. Самедов, например, постоянно тренирует штрафные и угловые.

– Ты играл за одну команду с Яном Коллером. Наверно, было в удовольствие навешивать в штрафную, зная, что там игрок ростом 202 сантиметра и весом больше 100 килограмм?
– Да, мы даже специально отрабатывали комбинации на тренировках, чтобы максимально эффективно использовать его преимущество в физических данных над соперником. У него одна бутса была, как две моих, я сравнивал! Кстати, Ян отличный человек, приятный в общении, всегда выручит. Хорошие воспоминания остались.

– Расскажи какую-нибудь простую футбольную истину, благодаря которой некоторые болельщики смогут лучше понимать игру.
– Ну, например, при подключении к атаке крайнего защитника его должен страховать «опорник». Некоторые и этого не знают (улыбается).

– В каких аспектах игры ты хотел бы прибавить, и игра какого фулбэка является для тебя эталонной?
– Да во всех. Иногда задумываюсь, вдруг я был бы быстрее или имел лучшую координацию, если бы больше работал над этими аспектами в детстве. Но все сложилось так, как сложилось, вернуться в прошлое нельзя. Из крайних защитников очень нравится Дани Алвес, на протяжении всей карьеры показывает высокий уровень игры, отлично проявляет себя в атаке.

– После матча с «Краснодаром» Магомед Оздоев выложил фотографию нашей команды в раздевалке. Когда в последний раз были похожие ощущения, как после этого матча?
– Эта победа по-настоящему зацепила. Такие матчи являются одними из самых приятных моментов в карьере, словами это трудно передать. После таких игр чувствуешь такой эмоциональный подъем!

– Когда Самедов вывел команду вперед, все рванули к трибуне. Правда, что Макс Беляев зацепился за рекламные щиты и упал?
– Да, на обратном пути  (смеется). Уже подкалываем Макса на эту тему.

– Некоторые специалисты говорят, что «Локомотив» завершит сезон на третьем месте. «Бронза» устроит команду и тебя лично?
– Что за глупый вопрос? Мы боремся за чемпионство!

Виктор Степанов, пресс-служба ФК "Локомотив"

06 Мая 2014 16:54

Теги: основной состав наш локо шишкин роман

последние Публикации